Rambler's Top100

ПУТЬ В НИКУДА ИЛИ В БУДУЩЕЕ?
Академик В.А.Коптюг
Выступление на парламентских слушаниях на тему «Формирование законодательной базы перехода Российской Федерации на модель устойчивого развития», организованных Комитетом Совета Федерации по социальной политике

16 мая 1995 г. состоялись парламентские слушания в Государственной думе на тему «О разработке национальной стратегии устойчивого развития России». В ходе этих слушаний были рассмотрены и обсуждены вопросы, касающиеся содержания понятия «устойчивое развитие», намеченные Конференцией ООН в Рио-де-Жанейро по окружающей среде и развитию (июнь 1992 г.) меры по кардинальному изменению парадигмы развития нашей цивилизации и перечень проблем, которые должны быть отражены в концепции национальной стратегии перехода на рельсы устойчивого развития.

Первый официальный проект концепции, распространенный в январе 1995 г., был подвергнут серьезной критике, прежде всего в связи с тем, что он, вопреки документам Конференции в Рио, подписанным главами государств или правительств, акцентирует внимание в основном на экологических проблемах, хотя на самом деле должен стоять вопрос о сбалансированном развитии всех сфер, охватываемых триадой «экономика - природа - общество».

Это означает, что с точки зрения законодательной деятельности речь должна идти не о каких-то отдельных законах (хотя определенные приоритеты, несомненно, должны быть выделены), а о рассмотрении всех законов через призму общецивилизационной концепции устойчивого развития и национальной стратегии перехода на этот путь развития. В документах Конференции в Рио отмечено: «Большая часть законодательной деятельности в области окружающей среды и развития осуществляется бессистемно и несогласованно или же в ней отсутствуют механизмы обеспечения соблюдения законов и их своевременной корректировки. Правительства должны содействовать разработке законодательства по устойчивому развитию, основанного на разумных экономических, социальных и природоохранных принципах, а также соответствующей оценке рисков».

Естественно, что эффективность законотворчества с точки зрения содействия устойчивому развитию страны зависит от того, насколько четко и обоснованно сформулирована национальная стратегия движения по этому пути. К сожалению, пока еще не согласован проект концепции этой стратегии. Замечу, что указ о разработке такой концепции в России появился только через 20 месяцев после Конференции в Рио, тогда как многие страны немедленно приступили к соответствующей работе и уже обнародовали свои стратегии. Если же взглянуть на проводимые в нашей стране в последние годы реформы, то можно смело утверждать, что они ведут Россию в направлении прямо противоположном тому пути, который мог бы привести нашу страну к устойчивому развитию, о чем свидетельствует нынешний всеохватывающий кризис.

Есть несколько принципиальных характеристик пути к устойчивому развитию, которые проигнорированы нынешним политическим и экономическим курсом России.

Во-первых, мировое сообщество признало, что погоня за максимальной прибылью не может более рассматриваться как движущая сила развития и что «рыночное саморегулирование» должно все более и более корректироваться государственным регулированием с помощью законодательной деятельности и экономических механизмов.

Во-вторых, основная ориентация рынка на спрос потребителя также должна быть скорректирована с учетом абсолютно необходимой человечеству рационализации потребления как в производственно-хозяйственной деятельности, так и в быту при одновременном росте благосостояния людей.

В-третьих, развитие всех сфер жизни общества должно идти в рамках осознания того, что равные возможности обеспечения благосостояния должны гарантироваться не только для ныне живущих, но и для следующих поколений.

В-четвертых, реализация концепции устойчивого развития невозможна без наращивания духовной компоненты в жизни общества, вследствие чего особое внимание должно быть обращено на развитие образования, науки и культуры.

В-пятых, соотношение общественных и индивидуальных интересов граждан с учетом глобальности проблем, стоящих перед человечеством, должно все более и более смещаться в сторону первых.

В-шестых, частная собственность должна иметь разумные пределы, чтобы не подрывать цели и возможности развития общества в целом. Если сопоставить с этими критериями происходящее в России, то можно констатировать, что вместо эволюционной корректировки существовавшей социально-экономической системы с разумным усилением роли «рыночных механизмов» для повышения стимулов производительного труда и расширения творческой инициативы было развернуто «революционное реформирование» с отбрасыванием страны по всем социально-экономическим показателям на десятилетия назад.

В годы тяжелейшего кризиса 30-х гг. в США, порожденного «диким рынком», Президент США Ф.Рузвельт сумел обеспечить его преодоление, начав расширять сферы государственного регулирования, корректирующего особо негативные стороны «рыночного саморегулирования». Это положило начало этапу формирования государственного капитализма во многих странах. Не вызывает сомнения, что нам после исчерпания возможностей мобилизационной экономики в 70-80-е гг. необходимо было провести «встречную» корректировку с расширением сферы действия рыночных механизмов. Вместо этого «революционное реформирование» предпочло сломать все до основания в надежде построить нечто лучшее, не имея, однако, представления об этом лучшем.

Значительная часть общества не согласна с тем, что происходит в стране, и поэтому разработать сейчас согласованную с обществом (а это требование документов, подписанных главами государств или правительств в Рио) концепцию будет совсем не просто. Поэтому вряд ли законодатели России будут в ближайшем будущем иметь такой основополагающий документ, как Национальная стратегия устойчивого развития, который мог бы позволить составить перспективный план скоординированной работы над законами, способствующий реализации национальной стратегии.

В этой ситуации возможно лишь сформулировать два общих пожелания и обозначить некоторые желательные приоритеты. Пожелания таковы:
- рассматривать все законопроекты сквозь призму общецивилизационной стратегии устойчивого развития и национальных интересов России;
- учитывать, что как соотношение общественных и индивидуальных интересов будет смещаться в сторону первых, так и в государственном законодательном регулировании все сильнее будут учитываться международные регламентирующие документы - конвенции, соглашения, договоры.

Общецивилизационную концепцию устойчивого развития без надгосударственных норм регулирования провести в жизнь нельзя. Но надо ясно понимать, что основы надгосударственного регулирования будет все труднее и труднее согласовывать с национальными интересами в условиях грозящего исчерпания невозобновляемых ресурсов, трансграничного характера многих экологических проблем (загрязнение рек и атмосферы, радиационные катастрофы, сокращение численности и биоразнообразия мигрирующих видов и т.д.), недостатка жизненного пространства и экологического резерва у перенаселенных стран, стремления развитых стран сохранить сложившийся стиль и уровень жизни и т.д.

К XXI в. выявился ряд очень трудных новых проблем, требующих нахождения приемлемого для человечества в целом регулирования. Возьмем, например, «спускаемую пока на тормозах» проблему снижения выбросов в атмосферу «парниковых газов» и прежде всего двуокиси углерода. Требуемые нормы снижения в целом по планете ориентировочно определены. Приняты даже некоторые решения под эгидой ООН о возможных шагах по предотвращению дальнейшего роста С02 в атмосфере, а ряд стран взяли на себя обязательства снизить объемы выбросов до уровня пяти-семилетней давности. Но по существу основы регламентации поведения государств в этом отношении не решены. Есть два резко различающихся подхода, которые упрощенно можно изложить следующим образом.

Развитые страны полагают, что снижение должно осуществляться всеми странами пропорционально сегодняшним выбросам.

Развивающиеся страны вполне обоснованно не соглашаются с этим. Их позиция такова. Развитые страны в рамках своих «аппетитов», несоразмерных с возможностями природы, породили проблему «парникового эффекта» и грозящего человечеству многими бедами потепления климата на планете. Поэтому именно они должны нести экономическую ответственность за то, что произошло. Реализовать ее следует путем установления допустимого уровня выбросов на душу населения. При этом те страны, которые превосходят этот уровень, должны платить штрафы в международный фонд поддержки развивающихся стран. С формальной, отрешенной от реальной действительности точки зрения эта схема выглядит справедливой и обоснованной, тем более что некоторые аналогии можно найти в ряде стран на уровне внутригосударственного регулирования - например, возможность продажи предприятием, снизившим выбросы вредных веществ ниже установленного допустимого уровня, своего «экологического резерва» соседним предприятиям, превышающим допустимый уровень, чтобы последние могли избежать штрафных санкций (естественно, чтобы сделка состоялась, продажная цена «экологического резерва» должна быть ниже суммы штрафов).

Конечно, в рамках этой схемы необходимо учесть не только, сколько выбрасывается страной в атмосферу углекислого газа, но и сколько его поглощается на территории страны - например, лесами. Но требуемые уточнения - это не главное, что может удержать страны от такого подхода.

Реализация этого подхода породит ряд новых сложных проблем. Предположим, что по отношению к выбросам загрязнений в атмосферу и водные системы он принят. А почему бы тогда этот подход формально справедливого распределения на душу населения мира не распространить на потребление невозобновляемых ресурсов, на обладание этими ресурсами, на владение территорией и т.д.?

Приведенный пример «абсолютизации справедливости» в известной мере утрирован, но тем не менее дает представление о том, с какими сложностями предстоит столкнуться на уровне подготовки международных соглашений по проблемам устойчивого развития.

Следует подчеркнуть, что устойчивое развитие - это не состояние, а процесс, причем процесс очень трудный и болезненный, чреватый множеством конфликтов, как «холодных», так и «горячих». Поэтому вопросы экономической и оборонной безопасности должны найти свое отражение в национальной стратегии перехода страны на новую парадигму развития - особенно с учетом нынешней геополитической ситуации, когда двухполюсный мир (СССР - США) превратился фактически в однополюсный. В настоящее время идет формирование новых полюсов влияния - в Западной Европе, Юго-Восточной Азии и, медленнее, в исламском регионе. Переход к многополюсности мира будет означать формирование нового баланса сил, но период перехода представляется весьма опасным.

Теперь о некоторых приоритетах в нынешнем законодательстве, если мы действительно хотим вывести Россию на путь устойчивого развития. Они вам все известны, поскольку прежде чем развиваться и для того, чтобы развиться, надо выбраться из всеохватывающего кризиса.

1. Первым необходимым условием возможности реализации в стране концепции устойчивого развития в условиях общецивилизационного кризиса является должный уровень образования, науки и культуры. Сохранение высоких достижений в этих сферах должно быть первейшей задачей законодательной и исполнительной власти России.

2. Для восстановления экономической безопасности абсолютно необходимо:
- принятие законов и обеспечение их действенности в решительной борьбе с коррупцией и преступностью, в том числе в верхних эшелонах власти;
- законодательная поддержка с помощью налоговой и таможенной политики отечественного промышленного и сельскохозяйственного товаропроизводителя и стимулирование создания новых высокотехнологичных производств (инвестиционная политика);
- рассмотрение на парламентском уровне итогов приватизации, наложение запрета на дальнейшую приватизацию до вскрытия и ликвидации всех преступных действий в этой сфере против общества и страны с последующей разработкой новой, отвечающей национальным интересам, политики в области собственности;
- законодательное стимулирование и регулирование с помощью экономических механизмов структурной перестройки промышленности;
- законодательная защита природных ресурсов страны от разграбления и одновременное стимулирование их наращивания;
- законодатели должны понять, что гипертрофирование роли частной собственности не способствует переходу на путь устойчивого развития, а наоборот, осложняет его.

3. Восстановление экономики должно сопровождаться активной "экологизацией" производства как промышленного, так и сельскохозяйственного, снижением его ресурсо- и энергоемкости. Законотворчество в этой области должно быть тесно связано с законодательными актами по защите природы и в необходимых случаях по ее восстановлению, причем оно должно во все большей и большей мере базироваться на принципах экологической экономики.

4. Стратегия социальной политики с обеспечением социальной стабильности должна быть закреплена законодательно с утверждением показателей, соответствующих каждому этапу подъема экономики. При этом особое внимание должно быть уделено положению детей, молодежи и пенсионеров, семье как основной ячейке общества, жилищной политике, демографической ситуации в стране в целом и в территориальном разрезе. Должно быть осознано, что чрезмерное социальное расслоение («деградация социальных отношений») является для человечества такой же глобальной проблемой, как и деградация природной среды.

5. Требуют прочной законодательной основы статус субъектов Федерации и регламентация взаимодействия регионов с федеральным уровнем. Недостаточно четко и обоснованно регламентируемые взаимоотношения сильно ослабляют государство.

6. Должна быть форсирована работа над законодательными основами обеспечения государственной, в том числе оборонной, безопасности страны. Сокращение вооруженных сил должно сопровождаться их обеспечением более совершенной военной техникой. Особое внимание следует уделить сохранению соответствующего паритета при ратификации договоров по разоружению.

7. Дальнейшая работа над формированием законодательных основ демократического общества должна идти под знаком повышения ответственности гражданина перед обществом и государством и правительства перед народом. Закон должен быть один для всех - для простого гражданина, парламентария, члена правительства или президента, чего сегодня нет в нашей стране.

На состоявшиеся 16 мая 1995 г. парламентские слушания в Государственной думе рабочей группой Минэкономики РФ был внесен новый проект концепции перехода Российской Федерации на модель устойчивого развития. Несмотря на определенные изменения, частично отражающие состоявшееся ранее обсуждение первого официального проекта, распространенного правительством в январе этого года, новый вариант, как и первый, пропитан той же святой верой в то, что навязанный России путь ведет ее к процветанию. Например, авторы нового проекта пишут:
«К XXI веку Россия приближается в условиях глубокого кризиса в социальной, экономической и экологической сферах. Вместе с тем кризис может быть преодолен на путях консолидации усилий всего общества в рамках намеченного курса реформ» (с. 3).

С моей точки зрения, комментарии здесь излишни. Как будто всеохватывающий кризис в России был неизбежен, а не является следствием, мягко говоря, реформирования, в рамках которого, как считают авторы, надо продолжать действовать и далее. Как будто можно по-доброму консолидировать усилия ограбившего и ограбленного. В марте этого года в Копенгагене состоялась Всемирная встреча на высшем уровне в интересах социального развития. В Национальном докладе Российской Федерации, представленном этому форуму, дана достаточно объективная оценка происходящего в нашей стране. Комитету Совета Федерации по социальной политике этот доклад, несомненно, хорошо известен, поэтому я приведу всего две выдержки из него.

«Около 60% населения сегодня живут гораздо хуже, чем раньше, и лишь 10% смогли улучшить свое материальное положение. Таким образом, перед Россией впервые за последние десятилетия встала не только проблема материального расслоения, но и массовой бедности. ...Зарплата 29% работающих оказалась ниже прожиточного уровня».

«Люди начинают болезненно реагировать на проводимые реформы, ставят вполне закономерные вопросы: почему им легче жилось в дореформенный период, стоило ли России идти на жертвы, принесшие блага мировому сообществу, а не своему народу?»

Ну что же, оценка ситуации довольно точная. Вопреки авторам второго проекта концепции перехода России на путь устойчивого развития я твердо убежден, что путь, по которому ведут Россию, завершится не всеобщим благосостоянием, а превращением ее в полуколониальный сырьевой придаток развитых стран со всеми вытекающими из этого последствиями.

Второй вариант проекта, как и первый, вопреки общемировым тенденциям преувеличивает роль рыночных отношений, забывая о необходимости одновременного государственного регулирования и планирования.

«Свободные от опеки государства граждане реализуют свои возможности в условиях рыночного хозяйства, которое оказывается необходимым условием формирования гражданского общества и правового государства» (с. 5).

Первая часть этого тезиса очень точно передает нынешнее положение дел в России, когда «свободные от государственной опеки государства граждане реализуют свои возможности», только такие возможности предоставлены не всем, а некоторые, еще сохранившие совесть, не хотят пользоваться неправедными возможностями, считая, что блага должны соответствовать трудовому и интеллектуальному вкладу в достижение принятых обществом целей. Что касается рынка как необходимого условия устойчивого развития, то авторы проекта то ли не знают, то ли не понимают существа концепции устойчивого развития. «Целям устойчивого развития будет соответствовать такое распределение прав собственности, при котором каждый ресурс (в том числе природный) имеет своего собственника» (с. 4).

Ну, что же, давайте передадим в частную собственность землю, ее недра и полезные ископаемые, водные ресурсы, атмосферу и позволим некоторым «свободным от опеки государства гражданам» до конца реализовать предоставленные им возможности. Будущие поколения россиян, если они будут, скажут все, что положено, по поводу подобных деяний своих предшественников.

По существу, во втором варианте проекта можно, с моей точки зрения, обсуждать без кардинальной переделки лишь разделы:

I. Устойчивое развитие - объективное требование времени.
II. Россия на пороге XXI в.
III. Восстановление и сохранение качества окружающей природной среды.
III. Региональное развитие.
III. Механизмы достижения целей устойчивого развития.
IV. Роль России в решении глобальных экологических проблем.

Но этого явно недостаточно для проекта концепции национальной стратегии перехода страны на рельсы устойчивого развития.

 СО РАН 
  
 
Коптюг В.А. Путь в никуда или в будущее? // Советская Сибирь. - 1995. - 6 июня.
 
Статьи В.А.Коптюга разных лет (полные тексты)

В.А.К. | О Коптюге | Новости | Труды | Идеи | Библиотека | Каталог | Интернет | Альбом | Поиск | Eng

  © 1997-2017 Отделение ГПНТБ СО РАН (Новосибирский Академгородок)
Статистика доступов: архив | текущая статистика
 

Модификация: Wed Jun 8 17:07:32 2011 (23,299 bytes)
Посещение 1023 с 08.06.2011