Навигация
 
 
 
БИБЛИОГРАФИЯ ПО ИСТОРИИ ОСНОВАНИЯ НОВОСИБИРСКА  
Обложка
 
 
И ПРИШЛОСЬ ПОТЕСНИТЬСЯ
ДРУГИМ ГОРОДАМ...
Мост через Обь
 
Ничто так не спорно в жизни городов, как день их рождения. В самом деле, от чего вести отсчет? От первого дома, который поставил не помышляющий о великом будущем крестьянин, мастеровой или просто неприкаянный бродяга, или со дня утверждения за данным поселком нового статуса?

С Новосибирском, казалось бы, проще - всего-то и возраста - 70-80 лет! Но это только на первый взгляд, - споры о днях его основания не прекращаются.

С незапамятных времен стояла на берегу живописного Чауса Колывань. Звон колоколов разливался над лавками и магазинами, встречая и провожая ярмарочных гостей. И вдруг прокатилась новость - ляжет в Сибири железнодорожная магистраль. Стоимость магистрали определялась деньгами огромными - около миллиарда рублей, - и русские купцы не могли, конечно, внести такую сумму. Но другое дело американцы, они с радостью ухватились за идею, поставив свое условие, - разбить все придорожные участки на манер шахматной доски, и белые, например, клетки отдать им, а черные - России. Подумав, русское правительство условия эти отклонило и решило взяться за дело само. Пришла в село Колывань изыскательская партия, обрадовав купцов, - железная дорога пройдет вдоль Московского тракта, прямо через Колывань. Получив такой путь, колыванцы могли потягаться и со своим торговым соперником - Томском.

Но радость была недолгой. Начальник изыскательской партии Николай Георгиевич Гарин-Михайловский выдвинул свой проект, и по проекту этому дорога далеко стороной обходила Колывань. Почесав затылки, купцы рассудили по-своему: хотя и

5  

6  
 
числится инженер в дворянах и, по слухам, капитал имеет, лишние деньги он, наверное, в подарок возьмет... Имя посланника колыванских купцов история не сохранила, но что Н.Г.Гарин-Михайловский с треском выпроводил его вместе с деньгами, известно. Но теперь за дело взялись томичи, в их городе тоже кипели страсти, - уж если проходить где-то дороге, то непременно через Томск, иначе какая это столица Сибири, если она в стороне от торговых путей окажется?..

Тем временем, отказавшись от колыванского варианта переходов через Обь (из-за больших - до 15 км - половодьев реки), изыскательские отряды усиленно искали более выгодный. И пока сибирские бизнесмены судили и рядили, на стол технического совета партии легли чертежи и расчеты переходов: у села Дубровино, около села Скала, через Яренский остров и у села Кривощеково. После многих обсуждений и прикидок специалисты пришли к единому мнению - построить мост в районе села Кривощеково.

В рапорте председателю комиссии по западносибирским изысканиям Н.Г.Гарин-Михайловский писал:

«...Здесь Обь, как говорят местные жители, протекает в скалистой трубе, не позволяющей никуда отклоняться. Благодаря этой трубе, реке в этой местности обеспечен постоянный характер. Оставляя дальнейшее исчисление выгод этого перехода в сравнении с переходом у Скалы, укажу еще на тот факт, что у Скалы ширина реки при меженном горизонте 750 саж., с разливом 550 саж. Очевидно, мосты меньше ширины реки при межени нельзя сделать, а тогда на Кривощеково мост получится на 390 сажен меньше, что одно составит экономию... - до трех миллионов рублей».

Этот достаточно убедительный документ вместе с подробнейшими расчетами отправлен в Петербург 11 ноября 1891 г. Фактически он и положил начало Новосибирску, на много лет вперед предопределив его судьбу.

А что же именитые томичи? Они подняли такую шумиху в газетах и в прошениях, что посланный министром финансов чиновник Андрющенко написал специальный рапорт «по поводу этой злобы», поднятой купцами и промышленниками губернского города, и принял сторону начальника изыскательской партии, отстаивая экономическую целесообразность строительства моста в районе села Кривощеково.

Может быть, в высоких кругах и не

6  

7  
 
придали бы значения воплям почуявших беду обладателей капиталов: правительство в те времена не хуже купцов умело считать деньги, но совершенно неожиданно в спор вмешался начальник работ Средне-Сибирской железной дороги К.Я.Михайловский.

В самый разгар событий он приехал на берега Оби для личного обзора места строительства в сопровождении крупного подрядчика строителя мостов некоего генерала Л.И.Березина. Побывав у изыскателей и подробно ознакомившись с проектом, он одобрил кривощековский вариант. И вдруг, уже из Томска, прислал категорическое предписание о строительстве моста через Обь у... села Дубровино.

С чьего голоса запело высокопоставленное начальство, для изыскателей было совершенно очевидным. Во-первых, резкое удорожание моста было на руку другу К.Я.Михайловского - Л.И.Березину, а, во-вторых, при таком варианте железная дорога неуклонно поворачивала на Томск. И не будь Н.Г.Гарин-Михайловский человеком честным и принципиальным, вряд ли довелось бы городу Новосибирску попасть на карту...

8 мая 1892 г. проект замечательного русского инженера был, наконец, утвержден...

А теперь пора побывать на берегу, в том месте, где еще недавно мутным потоком впадала в Обь речка Каменка, а сейчас раскинулась гранитная набережная и набирает силу над замытым уродливым оврагом самый молодой новосибирский сквер, посаженный пионерами и комсомольцами города. Для экскурсии этой следует запастись воображением, ибо придется представить это место таким, каким было оно в конце прошлого столетия.

Итак, правый берег Оби. Год... Вот с годом нашей экскурсии предстоит разобраться. Дело в том, что, составив и, самое главное, отстояв проект пересечения Оби транссибирской магистралью, Н.Г.Гарин-Михайловский уехал в Забайкалье и снова увидел эти места только в 1898 г., во время своей новой поездки по Сибири. Строительство железной дороги в районе будущего Новосибирска к тому времени в основном уже было закончено, и он не без гордости написал:

«Изменение первоначального проекта моя заслуга, и я с удовольствием смотрю, что в постройке намеченная мною линия не изменена. Я с удовольствием смотрю и на то, как разросся на той стороне бывший в 1891 г. поселок, называвшийся Новой

7  

8  
 
деревней. Теперь это уже целый городок, и я уже не вижу среди его обитателей прежней кучки смиренных, мелкорослых вятичей, год-другой до начала постройки поселившихся было здесь».

Судя по всему, Николай Георгиевич ведет отсчет с памятного ему 1891 г. Значит, Новая деревня основана около 1889 г. ...

Открываем книгу «Материалы по переселению в Алтайский округ в 1888-1892 гг.» (Томск, 1895 г.). Данные в ней подробные, указаны даже небольшие хутора, но никакой Новой деревни в Кривощековской волости не значится. Хотя, минуточку, есть интересное сообщение о причислении к волости «12 душ Вятской губернии (из крестьян)». Уж не эту ли «смиренную кучку» вятичей и вспоминает Н.Г.Гарин-Михайловский в своих записках?

И еще одно обстоятельство заставляет уверовать в существование Новой деревни. В центральном государственном архиве хранится уникальная карта-схема обского участка Транссибирской магистрали. Чуть ниже трассы железной дороги, на правом берегу Оби, обозначен небольшой поселок Кривощековское. Нет, не Кривощеково, крупное волостное село, что с 1725 г. стояло на левом берегу сибирской реки, а именно небольшой поселок.

...Шло массовое переселение крестьян из центральных районов России. На Московском тракте - бесконечные потоки телег. Переселялись, кто как мог... Питались в дороге лишь подаянием.

Возможно, одна из таких групп и добрела до села Кривощеково. Но где взять внушительную сумму, чтобы уплатить крестьянской общине за надел? Да и не было этих наделов вокруг богатого села, - все лучшие земли давно поделили хозяева 128 крестьянских дворов. А вплотную к ним - на правой и левой сторонах речки Тулы - поля деревни Вертковой (как раз где сейчас расположены площадь имени Ефремова, новый полиграфический комбинат «Советская Сибирь», мотодром и улица Вертковская, сохранившая название поселка), а дальше - 89 дворов деревни Бугры (оставшаяся от нее Бугринская роща и сейчас - любимое место отдыха горожан), а за ней Малое Кривощеково - 113 дворов, а, значит, столько же и крестьянских наделов, и еще две деревни - Верхняя и Нижняя Чемские, в общей сложности 113 крестьянских дворов, и, наконец, деревня Огурцово, переживающая ныне поистине грандиозное перерождение - строительство

8  

9  
 
  
Новониколаевск (1913)
Так начинался город. 1913 год
 
Сибирского отделения Всесоюзной сельхозакадемии им. В.И.Ленина... Одним словом, все левобережье заселено так, что бедным поселенцам не приходилось рассчитывать на мало-мальски приличные наделы.

Надумали бедняки попытать счастья на правом берегу. Земли там предостаточно, только принадлежала она самому крупному помещику - царю.

Переехали крестьяне реку, посмотрели, пощупали заповедную землицу - хороша. И стали думу думать. С одной стороны, оно, конечно, законы уважать надо, а с другой, чего ж ей простаивать, кормилице? До бога высоко, до царя далеко, и до управителя кабинетскими землями, что сидит в Барнауле, тоже не близко. Рассудив так, мужики принялись за дело. Так и родилась Новая деревня, о которой вспоминал Гарин-Михайловский.

9  

10  

Вопрос только, где она была, в каком месте?

Русский крестьянин всегда планировал свой участок у реки, чтобы вода под рукой была. А тут дело такое - заселили землю самовольно, так что у реки не очень желательно появляться, - первый же чиновник заприметит, а заприметив, доложит по начальству, и самовольщиков в лучшем случае сгонят с облюбованного места, а то и штраф преподнесут.

Можно, конечно, поселиться на Каменке, но устье ее слишком открыто и далеко просматривается. К тому же Каменка по весне полноводная, во время строительства железной дороги через нее наводили даже паром, и по ней тоже могло проплыть начальство. Выше устья уже стоят два села: Каменское и Гусиный Брод. Одним словом, и здесь земля занята.

Журнал «Нива», N 31 за 1898 г. Статья «Новониколаевский поселок»:

«...Еще большего удивления заслуживает правый берег Оби. До 1893 г. на этом самом берегу, против села Кривощековского, ниже впадения маленькой речки Каменки в Обь, по берегу расположено было 26 избенок, окруженных со всех сторон непроходимым бором».

Свидетельство второе. В том же Центральном государственном архиве хранится «Прошение запасного старшего писаря Кавказского окружного артиллерийского управления Ильи Григорьева Титлянова военному министру». Суть прошения нас пока не интересует, а вот текст:

«С объявлением Высочайшего Указа об окончательном утверждении постройки великого Сибирского пути в месте, где образовался поселок, был огромный бор, и лишь только одиннадцать домов выселившихся из села Кривощековского крестьян-пермяков ютились на берегу Оби...»

Итак, поселок существовал. Об этом говорят и карты изыскателей транссибирского пути, и воспоминания старожилов, и документы. И хоть называют его по-разному, но совершенно ясно - речь идет об одном и том же поселении, расположенном внутри бора, на правом берегу Оби.

Но где, в каком месте? Там, где нынче стоят пригородные кассы железнодорожного вокзала? Вряд ли. Мы уже говорили, что русской деревне с ее огородами нужна вода. А ведь на месте нынешнего вокзала никакой речки или, на худой конец, озера не значилось. Ближайшее из озер - Гусиное. Озеро это по старым картам найти нетрудно - на месте бани, что на улице Советской.

Так откуда же крестьяне брали воду?

10  

11  

Тут, пожалуй, можно сделать одно предположение: деревня стояла не на месте нынешнего вокзала, а чуть в стороне, на берегу речки Ельцовки (она и поныне пересекает Красный проспект у площади Калинина. От вокзала до нее рукой подать, потому и некоторое географическое смещение с воспоминаниями очевидцев вполне возможно.

Что же касается 26 избенок, о которых рассказывает журнал «Нива», то не иначе, тут вкралась ошибка. Заметка помещена в номере за 1898 г., и данные могли поступить от человека, который приехал в поселок уже после его основания.

В литературе о прошлом Новосибирска и по сей день можно встретить сообщения, что на месте города до начала строительства железной дороги стоял поселок Гусевка. Но название это появилось гораздо позже...

Строительство магистрали привлекло на берега Оби огромное количество людей. Станция и железнодорожные пристройки разместились на месте деревеньки, и пришлось бедным вятичам переезжать. Повезло им только в одном - строители, которые могли попросту выселить самовольных застройщиков с земель Кабинета, аккуратно разобрали крестьянские дома и помогли их переместить. А на месте распаханных полей разросся поселок Вокзальный. И так же назвалась его улица, одна из немногих, почти полностью деревянных, сохранившихся до наших дней. Сами же жители назвали поселок Гусевкой. Откуда это название, догадаться нетрудно-слишком много было вокруг «гусиного». Правда, есть и другие версии.

В печати название Гусевки появилось лишь в 1902 г., когда «Путеводитель по Великой Сибирской железной дороге» сообщил:

«До начала постройки железной дороги близ места расположения станции существовал небольшой крестьянский поселок Гусевка Кривощековской волости Томского уезда, в 24 двора, с населением в 104 души обоего пола, наделенных землей из владений Кабинета Его Императорского величества».

Как видите, несуразиц в этом сообщении больше чем достаточно. И количество жителей было меньше, и землей их никто не наделял. Однако сообщение «Путеводителя» неожиданно перекочевало почти дословно в многотомный труд «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» под редакцией П.П.Семенова-Тян-Шанского. Так поселок Гусевка и стал первым поселением на территории Новосибирска.

11  

12  

Следом за «Россией...» название повторяется и в хронологической таблице трехтомника «Азиатская Россия». Но текст сего солидного издания опровергает собственную хронологию. Таблица помещена в первом томе на странице 346, а на странице 420 утверждается: «На месте Новониколаевска до 1893 г. был лишь небольшой крестьянский поселок Гусевка...».

Тогда как раньше, на странице 305: «История города Новониколаевска кажется прямо-таки феерической. В 1894 г. на правом берегу Оби, в том месте, где было предположено пересечение его с Сибирской магистралью, возник небольшой поселок Гусевка».

Вот и разберись: когда он, этот поселок Гусевка, возник, - до 1893 г. или после 1894-го? Скорее всего, расхождения эти от элементарной путаницы. Составители «Путеводителя» и авторы других изданий, видимо, пытались найти данные о новом поселке в официальных источниках, а в них он не упоминается, зато на том же правом берегу, совсем рядом со строительством, значилась деревня Гусиный Брод. Ну, а раз названия и географическое положение совпадают, то, видно, взяли и в «Путеводитель», и в другие издания цифры Гусиного Брода по «Списку волостей и населенных мест Томской губернии», составленному до начала строительства дороги.

Самое обидное, конечно, что цифры эти встречаются и сейчас в книгах о Новосибирске и даже на стендах музеев.

* * *

Началась жизнь будущего Новосибирска с события, на первый взгляд, незначительного. 31 апреля 1893 г. из Колывали выехал конный поезд инженера Г.М.Будагова. Среди прочих специалистов ехал в этом поезде и некто Н.Литвинов. Много лет спустя он расскажет на заседании секции истории Новосибирска:

«Работа на железной дороге еще не начиналась. Шли заготовки камня, подвозили и собирали кессоны, рыли котлованы, возводили временные и постоянные постройки... Выше по Каменке... врытые в ее высокие берега, и по эту сторону ныне Мостовой улицы, с дороги, сквозь ажуры леса, виднелись легкие домики».

Сквозь ажуры леса... Легкие домики... Чем не идиллия? Первый староста нового поселения Илья Григорьевич Титлянов вспоминает о том времени несколько иначе.

«...Народы, стекавшиеся на постройку дороги, не имели никакого пристанища, железнодорожные бараки и помещения не давали возможности

12  

13  
 
  
Базарная площадь Новониколаевска
Базарная площадь - центр Новониколаевска
 
разместиться всем работающим на дороге людям, и, кроме того, неудобство приготовления пищи более всего отражалось на рабочем элементе. Ввиду подобных неудобств масса рабочих, складываясь по нескольку семейств, старались каждый построить какой-нибудь барак или хату. Строились бесконтрольно, кто где вздумал... Такое заселение поселка продолжалось более года, и лишь только в 1893 г. приехал окружной старший лесничий из города Барнаула, и первоначально было решено им выдворить всех из бора... но выдворить было уже невозможно, т.к. настроено было более 500 домов...»

Даже из этих беглых высказываний можно легко представить себе картину, открывшуюся главному инженеру моста Г.М.Будагову и его спутникам.

13  

14  

Добавим только, что на правом берегу Оби разворачивалось сразу два поселка. По берегам речки Каменки селились строители моста. Селились открыто, сумбурно - им, в отличие от первых поселенцев, некого было бояться. Другой, не менее хаотичной постройки, поселок возник на месте нынешнего вокзала.

Об условиях жизни рабочих говорить не приходится. Тот же И.Г.Титлянов свидетельствует, что управления строительства и моста, и железной дороги совершенно не беспокоились о жилье, и приходилось наскоро лепить хоть какое-то убежище от суровых сибирских зим и непогоды. А народу нахлынуло на стройку немало, если за год построили 500 бараков и халуп, и число их непрерывно росло.

Уже 18 ноября 1894 г. отец знаменитого полярного исследователя Ю.А.Шмидт, выступая на общем собрании Императорского Русского географического общества, сделал сообщение о «возникновении» на реке Оби, при пересечении ею строящейся железной дороги, большого торгового пункта с 12-ти тысячным населением...».

Да, поистине невиданными темпами рос Новосибирск. И не только рос, но и становился крупнейшим строительным и перевалочным пунктом на всей Транссибирской магистрали. Удобное географическое положение на пересечении главного водного пути Сибири и железной дороги обеспечило ему экономическое процветание на многие годы вперед. И делая первое сообщение о нем, Ю.А.Шмидт сказал: «Пункт этот... должен иметь солидное будущее...». (Интересно, между прочим, отметить, что официальное признание Новониколаевска безуездным городом Томской губернии пришло несколько позднее - 28 декабря 1903 г. старого стиля).

А пока через него шли все строительные материалы и подвижной состав. Огромное количество грузов стекалось сюда водным и сухопутным путем. И самый молодой порт на Оби задыхался от нескончаемых караванов пароходов и барж. Для более быстрой доставки грузов к станции, а оттуда по всей линии строительства, экстренно соединили речной порт со станцией железнодорожной веткой. 27 сентября 1893 г. окрестности будущего Новосибирска впервые огласил протяжный паровозный гудок.

Поселки строительных рабочих продолжали расти. Они двигались навстречу друг другу от станции

14  

15  
 
Обь и со стороны речки Каменки. К концу 1894 г. их разделял только памятный всем старожилам огромный овраг около театра «Красный факел». Метр за метром поднимались насыпи высотою с современный многоэтажный дом. Миллионы, миллиарды кубометров земли и ни одного мало-мальски пригодного механизма. Столь привычных нашему взору экскаваторов, бульдозеров, даже обыкновенных транспортеров в ту пору просто не существовало. Лопата, кирка, тачка и собственные мышцы, напряженные до предела, - вот вся техника.

«Не было ни школы, ни больницы... - рассказывает в своем прошении И.Г.Титлянов. - Находясь под управлением Томского имения и управлением полицейской власти, состоящей из пристава, помощника и 12 полицейских стражников, которые вершили все дела... из-за малочисленности последних сравнительно с населением, жизнь в поселке... нельзя сказать, чтобы была безопасной. Убийств, грабежей, разбоев и краж бесчисленное множество. Различных неблаговидных заведений, шинков, харчевен, пивных с проституцией огромное множество...».

А тем временем над Обью разливался благовест колоколов и газета «Томский справочный листок» сообщала:

«В воскресенье, 17 июля, 1894 г. на пароходе «Николай» выехали в село Кривощеково на торжество закладки моста через Обь г. Начальник губернии Г.А.Тобизен, Начальник управления работами по постройке Средне-Сибирской железной дороги инженер Меженинов. Закладка моста состоится 20 июля. К этому дню на торжество ожидается из Петербурга помощник управления по постройке Сибирской железной дороги г. Соколов, который затем, по окончании закладки, отправится во Владивосток».

Так, в изнурительном труде, под колокольный звон поднимался на правом берегу сибирской реки один из замечательных ее городов, которому в недалеком будущем предстояло стать ведущим городом Сибири не только в промышленности, но и в науке, и в культуре.

* * *

И он рос, этот новый город. Рос невиданными темпами, преодолевая сумбурность и неустроенность. Столичный журнал «Нива» писал о тех временах:

«...К лету 1894 г. правый берег реки совершенно преобразился: бор постепенно исчез, а на его месте

15  

16  
 
росли уже не землянки, а вполне приличные дома... Само собой разумеется, что между этими жилыми помещениями, расположенными в самом хаотическом беспорядке, много было... таких, что невольно поражаешься выносливости русского человека, способности жить в помещении, в которое добрый хозяин постесняется и скотину запереть...»

Выше мы упоминали о когда-то процветающей Колывани. Первыми стали ее покидать бедняки. Прослышав о заработках на строительстве моста и железной дороги, они добирались сюда кто на пароходах и баржах, а кто и пешком, осматривались, устраивались.

Оглушенные невиданным строительством, они и на новом месте держались кучкой, и поселение их вскоре стало самостоятельной улицей. Она и сейчас называется Колыванской. Рядом - Каинская (по дореволюционному наименованию нынешнего районного центра города Куйбышева). Неподалеку Кривощековская. Само волостное село почти полностью исчезло под насыпью левобережного мостового перехода. Начальство перебралось в деревню Бугры, а жители... Для них не осталось выбора. Устраивались, кто как мог: небольшая часть расселилась по другим поселкам, а основная масса перебралась на правый берег.

Несколько домов бывшего села сохранилось до наших дней в районе коммунального моста, и старожилы Новосибирска по инерции нет-нет, да и назовут левобережье - Кривощеково, тем более, что название это совсем недавно носила железнодорожная станция «Новосибирск-Западный».

Со всех концов Томской губернии тянулись на новостройку крестьяне и мастеровые, а вслед за ними задумались и купцы с промышленниками. Первыми решились колыванцы. В областном архиве можно прочесть воспоминания В.Можарова, приказчика магазина, принадлежащего купцу Е.А.Жернакову:

«Наши взоры были обращены на правый берег реки, где должны были быть сосредоточены главные работы по постройке Средне-Сибирского железнодорожного пути и где в это время шла расчистка места от бора для дороги, пути, станции и временных мастерских... Эти временные мастерские железнодорожного моста были построены на том месте, где теперь помещается первая от переезда мельница на Фабричной улице...»

Мельница, кстати, стоит на том же месте, открывая одну из главных грузовых

16  

17  
 
  
Новониколаевск (1915)
Николаевский проспект. 1915 год
 
магистралей. А дальше в воспоминаниях приказчика идут рассуждения о выборе места для магазина. Судя по всему, он помещался сразу за железнодорожным полотном, где-то в районе нынешнего автовокзала.

«При выборе места для постройки этого дома... мной и моими помощниками, заведующими постройкой, руководили следующие соображения:

  1. все работы по постройке моста должны быть сосредоточены вблизи берега Оби,
  2. громадные насыпи, подходящие к мосту как с той, так и с другой стороны, привлекали большое количество рабочих, и
  3. при станции Обь... строились временные бараки для служащих и шла разработка леса для постройки постоянных зданий, и
17  

18  
  1. начинались подготовительные работы по постройке депо.

Все эти работы сосредоточивали на себе тысячи рабочих всех категорий. Вот это обстоятельство и заставило нас остановиться на этом месте...»

Нужно сказать, что предположения В.Можарова и его помощников полностью подтвердились: поселок мостовиков действительно рос вверх по Каменке, и когда Алтайский округ составил, наконец, его план, то участок магазина оказался первым. Примерно с этого же места начался и Николаевский (ныне Красный) проспект - главная улица старого и нового города.

И еще одно немаловажное обстоятельство учли торговые люди: именно у нового магазина, в устье речки Каменки (там, где сейчас устраивается городская новогодняя елка), раскинулась первая базарная площадь с лавками, лавочками и балаганами.

Торговля в новом поселке шла настолько бойко, что вскоре небольшая площадь оказалась мала, и осенью 1895 г. под базар отвели новую площадь (ныне имени Свердлова).

Да, рабочий поселок на правом берегу Оби стал торговым центром Сибири. Трудно найти более подходящее место: перекресток реки и железной дороги, близость тракта... И все это по соседству с сельскохозяйственными районами, которые, конечно, не могли везти зерно и муку на подводах за тысячи километров в Центральную Россию.

Выгодность и перспективность экономико-географического расположения поселка отмечали даже иностранцы. Француз Клавдий Онаньон писал в книге «Сибирь и ее экономическое будущее»:

«В Сибири есть чудесное местоположение, где можно бы устроить обширную мельницу с продажей муки, а именно на ст. Обь... Имея с одной стороны Сибирскую железную дорогу, а с другой - реку Обь, мельница эта не только могла бы покупать зерновой хлеб на месте, но получать его с Алтая и по Оби, а по железной дороге получала бы зерновой хлеб из Тобольской губернии и из Киргизских степей, главным сбытом муки служила бы вся Томская губерния (по которой проходит Сибирская железная дорога и протекает Обь), она могла бы отправлять свою муку на Урал, в северную часть Тобольской губернии по Оби и в Среднюю и Восточную Сибирь по Сибирской железной дороге и Обь-Иртышскому торговому пути за границу».

Но первые 6 крупных мельниц открылись в Новониколаевске только в

18  

19  
 
  
Новониколаевск (1916)
Главная улица Новониколаевска. 1916 год
 
1900-1906 гг., потому что городская территория все еще оставалась в собственности Кабинета, или попросту царя, а условия аренды были тяжелы даже для самых богатых купцов и промышленников.

Если в начале 1893 г. аренда участка 10×25 сажен стоила 1 рубль в год, то через год цена подскочила сразу в 10 раз, а с 1903 г. участки сдавались сразу на 30 лет и Управление кабинетским имением оставляло за собой право увеличивать плату каждые 6 лет на 10%. И ни под сами участки, ни под возведенные на них постройки банки ссуд не давали.

Правда, промышленники и купцы пытались найти общий язык с главным помещиком империи. Крупная Иркутская фирма первой решила воплотить в жизнь идею француза Клавдия Онаньона и построить большую

19  

20  
 
крупчато-мукомольную фабрику. Но Управление кабинетскими землями поставило ей такие кабальные условия, что пришлось отказаться от этих начинаний. Даже Савва Морозов не смог договориться с Кабинетом о постройке текстильной фабрики и основал ее в Омске. Стоит ли удивляться, что благие идеи промышленного развития будущего Новосибирска претворялись в жизнь со скрипом и скрежетом. И все-таки деловые люди великолепно видели перспективу. В отчете томскому губернатору в феврале 1896 г. начальник полиции доносил, что 90% населения приходится на чернорабочих и мастеровых; если принять во внимание большое количество инженеров, техников и других строительных служащих, то на остальные категории населения почти ничего не оставалось. Но проходит всего один год, и из 14 тысяч жителей поселка около сотни - купцы.

Пока в поселке жили только строители, о собственности на землю заговаривали редко. Да и зачем им земельные наделы. Окончат одну дорогу, уедут на другую. Больше возмущались высокой квартирной платой. До 20 рублей в месяц стоила крохотная комната, 5-7 рублей - угол, куда жилец приходил только переночевать.

Но вот один за другим потянулись купцы, а уж они-то хотели иметь гарантии. По их инициативе 5 декабря 1895 г. первый «Всеобщий сход» принял решение - ходатайствовать о преобразовании поселка в посад или город. Просьбу подписали 1076 арендаторов и вручили начальнику Алтайского округа Болдыреву и томскому губернатору Тобизену.

Управлению Кабинета просьба в принципе понравилась. Оно давно уже подумывало снять с себя заботы и передать их губернаторству, оставив за собой право взимания арендных плат. Но губернаторству это пришлось не по душе. Тобизен и его приближенные хорошо понимали, что хлопот будет предостаточно, ибо на администрацию строительства надеяться не имеет смысла - у них своих дел по горло - тем более, что в поселке давно появились люди, прямого отношения к строительству не имеющие, и между Управлением кабинетскими землями и губернаторством завязалась оживленная переписка.

Пока высшие власти занимались бумажной волокитой, жители сами проявили инициативу, созвав 12 августа 1896 г. «вече» для выбора старосты. Не успело оно открыться, как слово взял уездный исправник Попов и предложил кандидатуры часовщика

20  

21  
 
Яренского и домовладельца Попова. Но большинством голосов «всеобщий сход» избрал старостой запасного старшего писаря Кавказского окружного артиллерийского управления крестьянина Бердской волости Илью Григорьевича Титлянова, а заместителем его - крестьянина Сузунской волости Дмитрия Налимова. Тут же им вручили все знаки отличия, и первые представители самоуправления территории будущего Новосибирска приступили к своим обязанностям.

И сразу столкнулись с главной трудностью,- чтобы провести в жизнь решения схода, нужны деньги, а касса, увы, пуста. И.Г.Титлянов решает собрать по рублю с каждого владельца усадебного участка на нужды управления и по 30 копеек со всех жителей на постройку первого общественного сооружения. Но денег оказалось мало, и И.Г.Титлянов попытался собрать по 3 рубля с жителей, не имеющих наделов. Раздались решительные протесты, и постановление пришлось отменить.

Когда же И.Г.Титлянов решил пополнить кассу за счет «общественных питейных заведений», чтобы на доходы от них содержать пожарную команду, одну или две школы, больницу, построить здание для общественных сходов и канцелярии, вмешалось кабинетское начальство. Оказывается, оно продало монопольное право торговли вином в поселке винозаводчику Алехину.

Между губернатором и Управлением снова завязалась оживленная переписка, в результате чего пострадал первый староста, - его сместили с должности.

С ноября 1897 г. заботы по финансированию поселка взяло на себя ведомство Алтайского округа. Самая большая сумма - 5500 рублей - выделялась на полицию, 400 рублей - пособие пожарному обществу и 3000 - на благоустройство. Строительство школ, больниц, библиотек выпало из внимания Управления землями его величества, хотя поселок к тому времени насчитывал несколько тысяч жителей.

В общем, на нужды поселка Кабинет не спешил раскошеливаться, а губернаторство - и тем более, - земля по правому берегу Оби теперь уже вместе с железнодорожным мостом, станцией и самой дорогой оставались собственностью царя. От аренды, перевоза через Обь, содержания трактиров и питейных заведений и прочих доходов глава государства получал больше 45 тысяч рублей в год чистоганом.

Но сколько веревочке ни виться, а

21  

22  
 
конца не миновать. Это понимали и правительство, и жители поселка. В феврале 1901 г. они предложили царю 350 тысяч отступного.

Начался торг. В принципе Кабинет не отказывался от выкупа, но оставлял в собственности царя самые выгодные участки. В Петербург выехали Н.П.Литвинов, И.М.Луканин и А.И.Горлов. Видно, они сумели смягчить сердце царя, и 13 февраля 1903 г. он подписал акт о выкупе усадебных участков и безвозмездной передаче выгонов, улиц и кладбища.

И опять доверчивые горожане попались на удочку: в акте не указывалось, кто должен выкупать землю - городское управление или сами арендаторы. Началась новая тяжба, окончившаяся лишь в 1907 г., когда царь набил цену до 600 тысяч рублей, причем выплачивать ее пришлось с большими процентами.

Так решился многолетний спор за землю между жителями молодого сибирского города и царем. Вот почему расположенный на оживленном перекрестке поселок, а затем и город долго не мог развить необходимую и ему, и Сибири, и всей стране промышленность. И тормозил ее сам государь, не желавший оставаться в убытке, даже если это противоречило интересам вверенной ему империи.

Но вернемся снова к году 1895, к самому разгару строительных работ, когда и сам город, и железнодорожная станция, и мост уже принимали вполне осязаемые очертания.

В районе будущего железнодорожного вокзала Новосибирск-Главный уже стояли кирпичные мастерские для ремонта подвижного состава, водоприемник, росли стены депо и самой станции Обь. А чуть в стороне от устья речки Каменки поднимались над Обью опоры моста.

Сооружали его 110 каменотесов и каменщиков, 40 плотников, 12 кузнецов и молотобойцев; 120 мастеровых и 50 чернорабочих помогали им. А руководил стройкой главный инженер Г.М.Будагов. Неугомонный по натуре, беззаветно преданный своему делу, он сумел объединить собравшихся со всей России инженеров, техников, рабочих.

Круг интересов Г.М.Будагова был гораздо шире профессиональной деятельности. Первая бесплатная школа для детей рабочих, открытая на его деньги, выполняла две функции: днем в ней собирались ребятишки, а вечером - взрослые.

Приглашенная Г.М.Будаговым учительница Степанида Павловна Козлова вспоминает: «Мы не только учили детей грамоте, но и вели культурно-

22  

23  
 
  
Станция Обь (1900)
Первый железнодорожный вокзал города. 1900 год
 
просветительную работу: проводили воскресные чтения, сопровождая их «туманными картинами», организовали хор, драматический кружок. Ставили пьесы Островского, Гоголя и даже некоторые оперы. Наши спектакли шли при хороших декорациях, их обычно рисовали инженеры и техники-строители моста и железной дороги. Все наши постановки пользовались большим успехом».

Да, инженера Г.М.Будагова можно считать основателем культурной жизни города (кстати, примыкающая к железнодорожному мосту Большевистская улица одно время носила его имя). Сколько ж нужно было оптимизма и самоотверженности, чтобы рискнуть среди землянок и бараков, среди разношерстного поселения, в глухой сибирской тайге зажечь огни рампы и открыть занавес первого

23  

24  
 
театра! Причем театра с серьезным репертуаром! Но он был умным человеком, этот инженер, и хорошо знал душу рабочего, верил, что тянется она не к кабакам, а к культуре, к знаниям, к свету.

Вслед за школой и театром по инициативе Г.М.Будагова открылась народная библиотека. Конечно, при всем энтузиазме одних личных средств главного инженера было маловато для столь широких мероприятий, и на помощь пришли сами рабочие. И в 1896 г. на их средства в поселке станции Обь открылась еще одна школа.

«Помещалась она сперва в казенном доме, в квартире, приспособленной для жилья служащих, а потому крайне неудобной, - писал журнал «Нива», - теперь для этой школы выстроено специальное здание с приспособлениями для театра и с прекрасной, в 4 комнаты, квартирой для учителя. Школа во всех отношениях обставлена прекрасно: имеется волшебный фонарь, фисгармония, масса учебных пособий, которыми может пользоваться любая сельская школа. Обучается в этой школе около 120 детей железнодорожных служащих»...

Так рождался культурный Новосибирск. И не случайно в одном из самых больших районов дореволюционного города на Оби - Закаменском (ныне Октябрьском) многие улицы с давних пор носят имена поэтов, писателей, драматургов - Короленко, Лескова, Белинского, Тургенева, Чехова, Добролюбова, Никитина, Грибоедова, Толстого...

Пока жители поселка пытались наладить культурную жизнь, Александр III тоже внес свою «лепту» - учредил специальный фонд для постройки храмов вдоль железнодорожной магистрали. Поселок даже получил ссуду на постройку церкви. «Томский справочный листок» поспешил уведомить всех о том, что с сего дня поселок будет носить, в честь царя, название - Александровский. Но именно поспешил... Название просуществовало несколько недель, а затем на престоле появился новый царь - Николай II, и с декабря 1895 г. поселок официально был назван Новониколаевском.

А собор Александра Невского все же построили. Заложили его осенью 1895 г., и он и сейчас возвышается в самом начале Красного проспекта. После революции хотели отдать его краеведческому музею, но нашли другое, более удобное помещение, и в соборе разместилась студия кинохроники.

24  

25  
 
  
Новониколаевск (1927)
Главпочтамт. Снимок 1927 года
 
1897 год отмечен знаменательным событием в истории Новосибирска: в один из первых весенних дней - 2 марта - реку Обь пересек человек, которому предстояло очень скоро стать главным судьей всего российского самодержавия. Владимир Ильич Ленин, которого Николай II пытался упрятать в Сибири, ехал в ссылку.

Несколько часов он провел в Новониколаевске и отправил отсюда большое письмо матери. Зная рамки цензуры, Владимир Ильич описал только нелегкий сибирский климат, долгую дорогу, но в скупых строках его письма сквозит горечь за заброшенность и отсталость окраин царской империи.

Зато весной 1918 г. В.И.Ленин в работе «Очередные задачи Советской власти» решительно направляет

25  

26  
 
внимание партии и народа на богатства Урала и Сибири. «Разработка этих естественных богатств приемами новейшей техники даст основу невиданного прогресса производительных сил» (В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр.188).

Новосибирцы бережно чтят память В.И.Ленина, - именем его названа улица, по которой он ехал к станции Обь, центральная площадь, а в здании вокзала Новосибирск-Главный открыт мемориальный уголок-музей.

Владимир Ильич одним из последних пересек Обь по льду, - осенью того же года мост был закончен.

Вскоре строители сдали и станцию Обь, и с 1898 г. поселок стал развиваться как торговый перевалочный пункт на пересечении Оби и Транссибирской магистрали.

* * *

Жизнь набирала темпы. Даже Кабинет вынужден был для престижа выделять кое-какие суммы на просвещение - открылись две церковно-приходские школы на... 90 девочек и мальчиков.

Только в 1906 г. правительство, наконец, вняло гласу народному и увеличило средства на народное просвещение. К 1908 г. 2056 ребят обучалось в государственных школах и училищах.

И все-таки этого было мало. Даже на фоне сибирских городов, которые он превосходил по населению, общеобразовательный уровень Новониколаевска был крайне низок. А уж о библиотеках и говорить не приходится: самая крупная, имени Н.В.Гоголя, насчитывала 2 тысячи томов и выдавала по 5-6 книг в день (любая школьная библиотека Новосибирска крупнее!), но и к этим скромным фондам далеко не каждый имел доступ. Библиотека обслуживала только железнодорожников, а две другие выдавали книги приказчикам и ученицам женской школы.

Была, правда, еще одна, совсем маленькая библиотечка, рядом с домом Г.М.Будагова. Она и сейчас существует на улице Восход и носит имя Л.Н.Толстого. А сразу за нею возвышается крупнейшая в Сибири Государственная публичная научно-техническая библиотека с книгохранилищем на шесть миллионов томов.

В последнее время мы часто встречаем в газетах и журналах исследования по истории новосибирских театров, особенно о «Красном факеле». Читаешь их, и обидно становится: будто и не было у нашего города собственных традиций, а так, приехала

26  

27  
 
случайная труппа и начала просвещать население.

А ведь были традиции! Со времен инженера Г.И.Будагова, со времен любительских спектаклей строителей железнодорожного моста. А к 1906 г. в городе была создана и профессиональная труппа.

Новониколаевская газета «Народная летопись» в 1906 г. рассказывала, например, о целом театральном празднике:

«4 июня в летнем театре общественного собрания, в ознаменование исполнившейся 2 июня сего года двадцатой годовщины со дня смерти основателя русской бытовой комедии А.Н.Островского, товариществом драматических артистов с участием любителей была поставлена комедия «Без вины виноватые».

Спектакль прошел очень удачно. После спектакля на сцене был поставлен бюст А.Н.Островского и прочитан краткий очерк его деятельности. На бюст был возложен венок под звуки оркестра и при долго несмолкавших аплодисментах. Не можем не отметить, что чествование памяти А.Н.Островского прошло незамеченным в большинстве городов Сибири, и Новониколаевск в этом отношении является приятным исключением».

Да, дореволюционный Новониколаевск внешне представлял уже вполне солидное поселение, но на 12 верстах причудливо мешались прекрасные дома и землянки, на немощеных улицах в дожди не могли проехать не только щегольские экипажи, но и ко всему привычные крестьянские телеги, а в сухую погоду поднимались тучи пыли. В 1910 г. город освещали 42 керосиновых фонаря, в среднем по одному на 3 километра...

И все-таки он строился, молодой сибирский город Новониколаевск. Спрямлялись старые улицы, росли дома, магазины... К 1904 г. появился и третий, Центральный район. В Вокзальном районе жили рабочие и служащие станции, в Закаменском, после отъезда строителей моста, - мещане, а в Центральном разместились крупные магазины и дома зажиточных граждан. И если вы хотите посмотреть последние остатки старого Новониколаевска, то не нужно забираться далеко от центра. Именно здесь стоят постройки из красного кирпича, а на центральной площади возвышается, пожалуй, самое красивое из старых зданий - торговый корпус (магазин «Орбита»).

Вообще после открытия регулярного движения по Сибирской железной дороге Новониколаевск превращается

27  

28  
 
в крупный перевалочный пункт. Сюда стекаются реки зерна со всей Западной Сибири и Алтая. И если в 1897 г. через станцию Обь прошло около 2 миллионов пудов грузов, то в 1907 г. их было уже 34,6 миллиона пудов.

По росту грузооборота можно проследить и интенсивность работы крупнейших в Сибири мельниц. Здесь зерно перемалывали и по железной дороге отправляли в Центральную Россию.

И сегодня по левой стороне улицы Фабричной на многие кварталы вытянулись мельница, хлебокомбинат, макаронная фабрика, основанные в годы промышленного становления. Сейчас они оснащены современными машинами, но размещаются в прочных старых постройках...

23 новых города появились за Уралом с 1897 по 1917 годы, вдвое увеличилось городское население Сибири, и около четверти этого прироста пришлось на Новониколаевск. Поднявшись среди глухой, непроходимой тайги, он набрал такие темпы, что, потеснив своих молодых и древних собратьев, превратился в ведущий экономический центр Сибири.

«Новосибирск словно задуман для будущего, - пишут авторы вышедшей в Москве книги «Местное время». - Этот город похож на младенца, который пошел раньше срока, заговорил раньше срока и раньше срока взял букварь. С такими детьми много возни, - это вам скажет любой педиатр. Но эти дети стоят того, чтобы с ними возиться, ибо они необычайны, замечательны и талантливы».

 
---
* Источник публикации: Улицы расскажут вам... / Сост.: З.Березко, А.Кривоногова; Ред.: Г.М.Прашкевич. - Новосибирск: Зап.-Сиб. кн. изд-во, 1973. - С.3, 5-28.|Храм

 
Публикации по истории
основания г. Новосибирска
 
 
 
[Главная | История Новосибирска | Этапы развития | Библиография | Конспект | Гарин-Михайловский | Поиск]
Пожелания и письма: www@prometeus.nsc.ru
© 1997-2017 Отделение ГПНТБ СО РАН (Новосибирск, Россия)
Статистика доступов: архив | текущая статистика

Документ изменен: Thu May 23 16:16:04 2013. Размер: 56,928 bytes.
Посещение N 4260 с 11.11.2010