Харитонов А. и др. Орбита высокой судьбы [о Сергее Алексеевиче Христиановиче]
 Навигация
 
 

Научные школы ННЦ  
Христианович С.А.




     *библиография + база данных
     *жизнь и деятельность
     *избранные труды



 
ХАРИТОНОВ А. и др. ОРБИТА ВЫСОКОЙ СУДЬБЫ [ВОСПОМИНАНИЯ О С.А.ХРИСТИАНОВИЧЕ]*
 

В эти ноябрьские дни Советская наука отмечает юбилей одного из основателей Сибирского отделения АН СССР, академика С.А.Христиановича. Его имя по праву принадлежит к славным именам продолжателей основоположников русской советской науки в области аэрогидродинамики и газовой динамики - Н.Е.Жуковского и С.А.Чаплыгина. Замечательные труды Сергея Алексеевича по аэродинамике и газовой динамике в 40-х годах определили направление исследований и легли в основу развития скоростной авиации. В своей работе «О сверхзвуковых течениях газа» С.А.Христианович впервые в мировой литературе разработал классификацию сверхзвуковых течений, которая явилась дальнейшим развитием метода С.А.Чаплыгина в применении к обтеканию крылообразных тел. Метод С.А.Христиановича позволил наиболее полно учесть сжимаемость воздуха в задачах теории крыла. В годы Великой Отечественной войны под его руководством выполнены весьма важные работы по экспериментальной аэродинамике, обоснована и впервые реализована трансзвуковая аэродинамическая труба с перфорированными стенками, обеспечивающая плавный переход от дозвуковых к сверхзвуковым скоростям, что в значительной степени способствовало решению проблем преодоления звукового барьера.

Диапазон научных интересов С.А.Христиановича необычайно широк. Он решил задачу о неустановившемся движении жидкости в открытом русле, дал аналитическое решение нелинейных уравнений для установившегося течения газированной жидкости, предложил теорию движения грунтовых вод, не следующих закону Дарси. Большое значение имеют его работы по теории пластичности при сложном напряженном состоянии. Его теории гидравлического разрыва нефтеносного пласта и мягкого опускания кровли при разработке угольных пластов стали основополагающими в механике горных пород.

Сибирский период научно-организационной деятельности академика С.А.Христиановича ознаменован большим вкладом в создание Сибирского отделения АН СССР. С начала организации СО АН и до 1961 года он был первым заместителем председателя Президиума и принимал самое активное участие в становлении новосибирского Академгородка.

Сергей Алексеевич основал Институт теоретической и прикладной механики СО АН СССР и возглавлял его с 1957 по 1965 годы. Закладывая фундамент института, он основал и создал несколько научных направлений: аэрогазодинамику, механику твердого тела, актуальные проблемы энергетики. Турбокомпрессорная станция, сверхзвуковая аэродинамическая труба Т-313 составили основу дальнейшего развития аэродинамических экспериментальных исследований, которые получили всеобщее признание в нашей стране и за ее пределами. Но сам Сергей Алексеевич в этот период занимался энергетикой, разработкой и обоснованием тепловой электростанции с парогазовыми турбинами. Уже тогда он выдвинул идею реализации внутрицикловой газификации низкосортного топлива, которая позволяла использовать высокосернистые угли и нефти с одновременным решением проблем по предотвращению вредных выбросов в окружающую среду. Так было создано новое научное направление в энергетике.

Вокруг этих направлений С.А.Христианович сформировал весьма работоспособный коллектив молодых специалистов, окончивших преимущественно Физтех, МЭИ и НГУ. Это был период «оттепели», и, вероятно, поэтому мы с большим воодушевлением работали под руководством своего Учителя.

Многое тогда было сделано впервые: численное моделирование режимов работы элементов парогазовых установок, решение задач о горении и теплообмене при высоких давлениях, смешении потоков газа и пара. Начали функционировать уникальные стенды для экспериментальной проверки заложенных идей. Фундаментальный подход и комплексное решение задач энерго-технологии в тот период во многом опередили свое время и были вехами в неизведанной области, которые получили признание спустя много лет в нашей стране и за рубежом. Лишь в 1983 году под редакцией С.А.Христиановича коллективом советских и американских ученых опубликована монография - «Парогазовые установки с внутрицикловой газификацией топлива и экологические проблемы энергетики».

Академик С.А.Христианович всегда сочетал свою научную деятельность с педагогической. Он преподавал механику сплошной среды в МГУ и ИГУ, был в числе организаторов МФТИ, где читает лекции и по сей день.

Основополагающие работы С.А.Христиановича оказали влияние на развитие ряда областей механики жидкостей, газа и твердого тела, энергетики. Они получили международное признание. За свою многогранную научную деятельность он удостоен высших наград Родины - шести орденов Ленина, он - Герой Социалистического Труда, лауреат трех Государственных премий СССР и премии имени Н.Е.Жуковского.

В дни юбилея академика С.А.Христиановича его сибирские ученики и коллеги поздравляют своего учителя, одного из советских классиков прикладной механики.

А.ХАРИТОНОВ,
заместитель директора ИТПМ
СО АН СССР, доктор технических наук


Сергей Алексеевич оставил в Институте теоретической и прикладной механики много учеников, выросших в руководителей научных коллективов. Не случайно треть лабораторий института до сих пор возглавляется его бывшими учениками, пятнадцать из них - доктора наук. Накануне юбилея учителя и первого директора ИТПМ СО АН СССР состоялся нетрадиционный сбор бывших младших научных сотрудников и стажеров - учеников Христиановича. Им предлагалось ответить на три вопроса:

  1. Как вы оцениваете фундамент и каркас научного «здания» ИТПМ СО АН СССР?
  2. Что бы вы могли выделить наиболее примечательного из научной деятельности С.А.Христиановича?
  3. Ваши впечатления воспоминания о совместной работе с Сергеем Алексеевичем?

Ответы - воспоминания с разной степенью полноты, естественно получились как бы непринужденной беседой за «круглым столом», в которой приняли участие доктора наук В.К.Баев, А.Ф.Курбацкий, А.Ф.Латыпов, В.Я.Левченко, В.И.Яковлев, старший научный сотрудник Г.П.Клеменков, кандидаты наук Н.Ф.Воробьев, Н.П.Гриднев, С.С.Кацнельсон.

***

А.Курбацкий: Научное «здание» института воздвигнуто на сочетании теоретических и экспериментальных исследований по современным проблемам механики. Краеугольный камень заложен, бесспорно, С.А.Христиановичем. Именно Сергей Алексеевич был инициатором и идейным вдохновителем создания уникальных теперь в нашей стране экспериментальных установок для проведения исследований в области аэрогидрогазодинамики.

В.Левченко: На мой взгляд, основной вклад Христиановича в историю института состоит в том, что он заложил « кадровый фундамент», собрав вокруг себя способную молодежь.

Н.Гриднев: Фундамент в общем был. Рядом с Христиановичем работали исследователи высокой квалификации и результативных идей - М.Ф.Жуков, Е.И.Шемякин, А.Т.Онуфриев, Л.А.Заклязьменский. В те годы выкристаллизовывались основные научные направления Института.

Кстати, «каркас» сегодняшнего дня почти отсутствует. Здесь серьезно сказался период застоя.

Г.Клеменков: Очень тяжелый отпечаток на наш институт наложила частая смена директоров. Каждый из них начинал с заявления, что продолжит дело, начатое предшественником, и немедленно приступал к коренной перестройке. В результате мы имеем множество направлений, слабо или совсем не связанных друг с другом.

В.Баев: Институт - прежде всего люди, общность трудовой деятельности которых определяется ведущими научными идеями, стремлением их реализовать.

С.А.Христианович был реальным лидером в тех научных направлениях, которые были заложены при организации ИТПМ. Направления достаточно разнородны, а компетенция лидера в каждом из них высока - это главный признак настоящего ученого.

Н.Воробьев: Сергей Алексеевич - выдающийся механик двадцатого столетия с большим диапазоном научных интересов. В определенные периоды своей деятельности он выделял, как основную какую-то определенную задачу и добивался ее решения. В первые годы это была работа по созданию парогазовой установки (ПГУ) - новое поле деятельности Сергея Алексеевича. В то же время он вместе со своими учениками продолжал заниматься механикой сплошной среды и, конечно, проблемами аэродинамики.

При организации нового научного коллектива в Новосибирском научном центре Сергей Алексеевич нашел истинных приверженцев своих идей. Наряду с вопросами модернизации традиционных аэродинамических труб велся поиск новых принципов организации газодинамических течений. В конце пятидесятых, начале шестидесятых годов в ИТПМ были разработаны основы теории МГД - генераторов импульсного типа. Работы в этом направлении привели к открытию эффекта Т-слоя.

Аэродинамическая труба Т-133, компрессорная станция с газгольдерами были возведены при директорстве Сергея Алексеевича. Это, действительно, фундамент ИТПМ.

Латыпов: Главная особенность того периода - коллективный труд, дающий ощущение значимости и полезности выполняемой работы. И главным делом института при Сергее Алексеевиче была разработка научных основ производства и использования электроэнергии на новых принципах.

В.Яковлев: Научный фундамент оказался весьма надежным, он успешно выдержал многократные переделки верхних этажей, осуществленные последующими руководителями, и наш институт остался авторитетным научным учреждением механического профиля в Академии наук СССР. Кроме чисто научного, большое значение для устойчивости института имело заложенное первым директором твердое нравственное начало в деятельности коллектива. « В моем институте склок не будет» - эти слова С.А.X. до сих пор вспоминаются многими.

Латыпов: Каждодневные контакты с Христиановичем были для нас, тогда молодых людей, хорошей школой. Очень часто для быстрого решения очередной задачи естественным образом создавались комплексные бригады, как принято сейчас называть. И никого не надо было уговаривать, ни с кем - что-либо согласовывать. Сергей Алексеевич обладал удивительной особенностью, побуждавшей нас работать с полной выкладкой: не ругал, не распекал, если мы не выполнили работу в срок - он обижался. Это было поразительно!

В.Баев: Он всегда увлечен работой и исследует проблему «до дна». Работал сам и увлекал (заставлял) сотрудников, которые на данном этапе с ним работали. Зарплату, звания, степени и прочее считал вторичным. И в чем-то был прав... Во всяком случае в нас он это вложил. И еще. Очень требователен и щепетилен в вопросах, связанных с публикацией статей, требовал тщательной обработки текста. Не допускал публикации бессодержательных или сомнительных работ.

В.Яковлев: Вспоминается его высказывание - суть содержательной работы можно, изложить и за пять минут; только бессодержательная работа требует долгих разговоров.

Н.Гриднев: Весьма своеобразно проходили научные семинары: если в сообщении не было идеи, то доклад тут же прерывался и на этом семинар закрывался; если была мысль, то С.А.Христианович «цвел», тут же пытался сам развивать мысль применения.

Н.Воробьев: Сергей Алексеевич исключительно точно формулировал проблему, ее физическую сущность и обрисовывал возможную математическую модель, но не настаивал на том, или ином выборе метода решения поставленной задачи - важна правильная математическая формулировка и обоснованный, а не заранее выбранный метод решения. И при организации Института, он исходил из того, что академический институт не должен быть «монстром», а его директор обязан глубоко и детально вникать во все задачи и работы, быть действительным научным руководителем. Этого принципа Христианович придерживается и сейчас (мне довелось присутствовать при обсуждении одной работы в его лаборатории в этом году).

А.Курбацкий: Христианович по образованию математик. Так, вот, вся его научная деятельность опровергает бытующее представление о различном «складе ума» у математиков физиков. В решаемой задаче для него был важен конечный результат. И его ценность для Сергея Алексеевича нисколько не снижалась от того, что он получен не теоретическим путем, а экспериментальным, либо в сочетании того и другого. В этом, как представляется, - стержень научной школы Христиановича. Именно в органичном сочетании фундаментальных и прикладных исследований он видел путь решения не только современных проблем механики, но и насущных задач инженерной практики. И все же, самое примечательное в Сергее Алексеевиче - его глубинная увлеченность научной работой. Нельзя было оставаться безучастным, когда он так искренне радовался любому интересному научному результату. Пусть даже небольшому, пусть, полученному еще только начинающим, молодым ученым.

Г.Клеменков: Безусловно, - САХ ученый мирового уровня. Вторгаясь в какую-то область, он делая основополагающую работу и уходил дальше, оставляя доделки и оформление другим, Яркий пример - трансзвуковые течения в перфорированных границах. САХ предложил идею, которая позволила реализовать трансзвуковые аэродинамические трубы, а монографию об этом написали другие. А эжекторы? Та же история.

В.Левченко: Основная черта С.А.Христиановича, как ученого - абсолютная преданность науке. Довольно часто приходится читать о том, что тот или иной ученый одновременно хороший музыкант или художник, поэт или спортсмен... Сергей Алексеевич как-то высказался, что единственным хобби научного работника должна быть наука.

Н.Гриднев: Человек он резкий, требовательный. Никогда не любил политиков и краснобаев. Однако, даже при плохих взаимоотношениях с кем-то, дело стояло на первом месте.

Г.Клеменков: Мне трудно беспристрастно судить о САХе. К сожалению, мы психологически несовместимы. Но я бы отметил научную и человеческую честность, порядочность и мужество.

С.Кацнельсон: Непосредственно с академиком Христиановичем я не работал, однако в полной мере отношу себя к его ученикам.

Становление академгородка в значительной мере было связано с привлечением научной молодежи, ее воспитанием. Это отчетливо понимал Сергей Алексеевич, будучи заместителем председателя Сибирского отделения. Он был и одним из инициаторов создания Новосибирского университета. По его предложению был проведен дополнительный набор студентов в университет на второй курс из разных институтов Новосибирска. Отбором кандидатов занимался Сам, и мы, небольшая группа переводников, были приглашены однажды на собеседование. Помню, это происходило в городе, на Советской, 20, где в то время размещался Президиум Сибирского отделения. К Христиановичу, в приемной, сидело множество людей. Из кабинета вышел Сергей Алексеевич и пригласил ребят сразу же войти. Беседовали около двух часов. Затем, уже в процессе учебы, он читал нам курс прикладной газовой динамики. Особыми лекторскими способностями Сергей Алексеевич не обладал, однако блестящее знание предмета, ум, эрудиция делали его лекции захватывающими.

Дипломную практику я проходил в ИТПМ и диплом делал в институте. Директор интересовался выпускниками университета, но никаких скидок на молодость не признавал. Мы об этом знали.
 С.А.Христианович

Особо живо и интересно проходили научные семинары под его руководством. Это была настоящая научная школа и не только для молодых специалистов.

Латыпов: Сергей Алексеевич сумел организовать работу института так, что были охвачены все наиболее важные, ключевые задачи. В полной мере в первое пятилетие был реализован, как мы сейчас называем, системный подход. Эта методология исследования сложных проблем была усвоена сотрудниками института. И это, пожалуй, главное. Благодаря основательному научному фундаменту в годы становления последующим директорам института организовывать работу было значительно проще.



 * Харитонов А. Орбита высокой судьбы / Харитонов А., Курбацкий А., Левченко В. и др. // Наука в Сибири. - 1988. - 3 нояб. - С.1, 4, 5.
 

Научные школы ННЦ С.А.Христианович | Литература о жизни и деятельностиПодготовили Клара Елкина и Сергей Канн  
 


[Начало | О библиотеке | Академгородок | Новости | Выставки | Ресурсы | Партнеры | ИнфоЛоция | Поиск | English]
В 2004-2006 гг. проект поддерживался грантом РФФИ N 04-07-90121
 
© 2004-2019 Отделение ГПНТБ СО РАН (Новосибирск)
Статистика доступов: архив | текущая статистика

Документ изменен: Wed Feb 27 14:56:26 2019. Размер: 33,597 bytes.
Посещение N 2986 с 15.09.2005