Горюшкин Л.М. Иностранный капитал в Сибири: история и современность (1995)
 Навигация
 
 
Горюшкин Л.М.




     *библиография + база данных
     *жизнь и деятельность
     *избранные труды



Научные школы ННЦ
 
ИНОСТРАННЫЙ КАПИТАЛ В СИБИРИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ *
 
Обложка
 
Оглавление
 

В последние годы на страницах газет и журналов, по радио и телевидению немало пишут и говорят об иностранных инвестициях в экономику нашей страны. Как известно, инвестиции капитала делятся на внутренние (накопление и использование средств внутри своей страны) и внешние (ввоз-вывоз капитала). В системе внешнеэкономических отношений экспорт или импорт капитала представляет более высокий уровень по сравнению с внешней торговлей. Он осуществляется в ссудной (займы под проценты) и в предпринимательской форме (покупка акций, организация промышленно-транспортных, торговых и других предприятий, учреждение банков). В зависимости от величины иностранного капитала и соотношения его с отечественным такие предприятия могут быть смешанными или чисто иностранными.

Проблема иностранных инвестиций представляет большой научный и социально-практический интерес. Без глубокого изучения ее не понять развитие экономики Сибири в начале XX в., после сооружения Сибирской железной дороги. Сегодня в связи с возобновлением практики ввоза иностранного капитала в нашу страну данная проблема приобретает особую актуальность. Совершенно очевидно, что в современных условиях мы не сможем вывести наше хозяйство из кризиса и осуществить его коренную перестройку в изоляции от мировых экономических процессов, без сотрудничества с высокоразвитыми странами мира. Совместные с иностранцами промышленные и торговые предприятия, способствуя внедрения передовой технологии и системы управления, расширяя возможности взаимовыгодной торговли, могут ускорить реконструкцию советской экономики и подъем культуры промышленного производства.

Но для этого прежде всего надо изменить отношение к иностранному капиталу, пересмотреть его ошибочные оценки. Следует отказаться от одностороннего подхода, согласно которому история иностранного предпринимательства сводилась к операциям только в сфере производства и обращения, не учитывалась деятельность в области культуры и благотворительности. При этом внимание исследователей акцентировалось на грабительском характере зарубежного капитала, который якобы закреплял колониальный характер Сибири, не имел положительного значения и даже пробуждал в населении "темные инстинкты и пережитки" [1]. Некоторые отечественные и зарубежные исследователи ударились в другую крайность - они преувеличивали роль зарубежных предпринимателей, которые будто бы подчинили себе горную промышленность Сибири, обеспечили бурный рост сибирского маслоделия и т.д. [2] Лишь взвешенный здравый подход с учетом положительных и негативных сторон позволит правильно понять роль иностранного капитала. В настоящей статье, не ограничиваясь характеристикой иностранного капитала, роли его в сфере производства и обращения, мы поставим вопросы о вкладе иностранных предпринимателей в развитие техники и культуры производства, в организацию социального обслуживания рабочих, просвещения и благотворительности, о зарубежных инвестициях в экономику Сибири на современном этапе.

Иностранное предпринимательство в Сибири прошло несколько этапов. Для первого этапа (примерно до середины 1890-х гг.) характерны случаи появления зарубежных капиталовладельцев с их последующей русификацией, участие иностранных бизнесменов в морских промыслах и торговле на Дальнем Востоке. Второй этап (середина 1890-х - 1907 гг.) характеризуется деятельностью торгового иностранного капитала по скупке сельскохозяйственной продукции и продаже сельскохозяйственных машин, участием зарубежных фирм в горной промышленности в обстановке экономической и политической нестабильности в России (экономический кризис 1900-1903 гг., русско-японская война и революция 1905-1907 гг.). На третьем этапе (1907-1913 гг.) иностранный капитал во всех его формах (торговый, промышленный и банковский), различных видах предприятий действовал в благоприятной обстановке промышленного подъема в стране и массовых переселений в Сибирь. В 1914-1917 гг. деятельность зарубежного капитала в Сибири проходила в трудных условиях военного времени и фактического вытеснения германского капитала, начавшихся вложений иностранных инвестиций в новые для него отрасли в Сибири - строительство железных дорог, развитие угольных предприятий Кузбасса. Следующий этап (1917-1920 гг.) отмечен свертыванием иностранного предпринимательства в условиях Февральской и Октябрьской революций, приступа к национализации промышленности и банков, бурных событий гражданской войны и начавшейся ликвидации ее последствий. В 1920 - начале 1930-х годов деятельность иностранного капитала в России развивалась в форме концессий, предоставляемых зарубежным предпринимателям на особых условиях и на определенный срок. С начала 1930-х годов до 1987 г. иностранные инвестиции в экономику СССР не разрешались и говорить об иностранном предпринимательстве в нашей стране не приходится. С 1987 г. начинается новый, современный этап, характеризуемый возрождением практики иностранных инвестиций в народное хозяйство России в обстановке экономико-политических реформ и развития рыночных отношений в России.

Предпосылки и условия широкого использования иностранного капитала сложились в процессе развития торгово-капиталистических отношений в России и распространения их вширь в форме переселений на восточные окраины страны. С 1861 по 1914 гг. в Сибирь и на Дальний Восток переселилось около 4 млн человек. С этим связан быстрый рост народонаселения, посевных площадей и поголовья скота, развитие промышленности в ремесел. В начале XX в. Сибирь давала 9/10 вывозимого из России сливочного масла, ежегодно производила в среднем до 350 млн пудов зерна. На долю Сибири приходилось 2/5 стоимости мировой добычи пушнины; богатая различными полезными ископаемыми, она была главным поставщиком золота в стране.

Великая Сибирская железная дорога укрепила связи Сибири с общероссийским и мировым рынками, удешевила проезд переселенцев и вывоз продукции. Хлынувший в Сибирь поток переселенцев и отходников из Европейской России поставлял предпринимателям относительно дешевую рабочую силу. Транссибирская магистраль открыла Сибирь для отечественных и зарубежных предпринимателей. Здесь появились российские и иностранные фирмы, возникли биржи и банки, широкое распространение получила маслодельная, кредитная и потребительская кооперация, охватившая до половины всех крестьянских хозяйств. Использованию иностранных капиталовложений способствовали экономическая политика российского правительства, введение министром финансов С.Ю.Витте золотого стандарта в России и стабильное законодательство, четко определявшее статус иностранных бизнесменов, равенство их прав с отечественными предпринимателями и разумные ограничения деятельности преимущественно в приграничных районах.

Предложения об использовании иностранных инвестиций в Сибири поступали задолго до сооружения Сибирской железнодорожной магистрали. Уже в 1865 г. представители северо-американской компании "Балтимор энд Огайо К°" подали великому князю Константину Николаевичу, посетившему Америку, проект договора о передаче торговли и транспортного сообщения с Приамурьем в руки этой компании. Царское правительство, боявшееся проникновения американцев на Дальний Восток, проект не поддержало. Также неудачно закончились попытки предпринимателя К.Филда получить право на строительство в Приамурье линии Транс-Тихоокеанского телеграфа и осуществить проект сооружения железной дороги "Транс-Аляска-Сибирь", который (по идее Ульяма Гильпина) предусматривал передачу Соединенным штатам Америки на 90 лет 120 тыс. кв. км российской территории [3].

Более успешно развивалась деятельность американского капитала в сфере торговли, которую вели американские фирмы (например, "Уолш Холд энд К°") и отдельные бизнесмены в Петропавловске-на-Камчатке, Гижиге и других городах. Поставки высококачественных машин и железа, выполняемые аккуратно и точно, играли немалую роль в экономическом развитии Приамурья. Положительный вклад в развитие промысловой деятельности на Дальнем Востоке внесла российско-американская компания "Гутчинсон, Кооль, Филлипеус и К°", арендовавшая в 1871-1891 гг. Командорские острова. Она организовала рациональное использование и охрану котиковых промыслов, принося российской казне ежегодный доход в 100 тыс. рублей и обеспечивая местных жителей необходимыми товарами [4]. С окончанием аренды промысловую базу и опыт компании с успехом использовали российские предприниматели.

Со строительством Транссибирской железной дороги, открывшей Сибирь для отечественных и зарубежных капиталов, резко возрос приток иностранных вложений. Они направлялись прежде всего в сферу обращения, а также промышленного производства, главным образом горного. При этом использовались следующие формы деятельности: организация в Сибири иностранных и смешанных (зарубежно-российских) торговых и промышленных предприятий; вывоз сырья и продуктов за рубеж; ввоз машин, оборудования, бытовых и других товаров. Сбытом сибирского масла и поставкой оборудования для маслоделия занималось более 20 зарубежных фирм преимущественно датских, английских и немецких. Только Сибирская компания имела в Сибири около 40 отделений, при которых действовали мастера, обучавшие крестьян. Компания вывозила в отдельные годы до 1 млн пудов масла в год. Иностранные фирмы сбывали в Сибири основную часть сельскохозяйственных машин, из них примерно половина приходилась на долю американской "Международной компании жатвенных машин" с основным капиталом в 120 млн руб., входившая в финансовую группу Моргана. Она имела в Сибири более 50 складов и до 500 агенств по сбыту и комиссионерств. Иностранные компании содействовали быстрому росту сибирского маслоделия и повышению технической оснащенности сельского хозяйства (по этому показателю Сибирь занимала одно из первых мест в России) [5].

Зарубежные фирмы продавали в Сибири многие товары широкого потребления: американская "Мануфактурная компания Зингер" завозила швейные машины с запасными частями и необходимыми принадлежностями к ним, смазочные материалы; германские фирмы вели универсальную торговлю на Дальнем Востоке (например, фирма "Кунст и Альберс" имела до 30 отделений и несколько закупочных контор). На Чукотке и в других районах Северо-Восточной Азии американская "Норд Уест Коммершиел К°" продавала местному населению промышленные товары и по соглашению с царской администрацией занималась морскими промыслами.

В горнометаллургической промышленности и в частности в добыче золота ведущие позиции занимали предприниматели из Великобритании. Они организовали "Нерчинскую золотопромышленную компанию" и ее дочернее предприятие "Ключи", вкладывали средства в "Ленское золотопромышленное товарищество". В золотопромышленности использовались также американские, австрийские, голландские и другие средства. В годы первой мировой войны Сибирь стала основным районом проникновения американского капитала в Россию. В 1916 г. при решающем участии банков США в Сибири возник англо-американский промышленный синдикат, объединивший 24 компании по добыче золота. В горной металлургии, в частности в добыче и выплавке меди, действовало акционерное общество "Енисейская медь", учрежденное в 1902 г. в Лондоне с капиталом 300 тыс. фунтов стерлингов.

Австрийская компания "Турн-и-Таксис и Жанне" и смешанное англо-русское акционерное общество "Русская горнопромышленная корпорация" строили завод цветной металлургии в Зыряновске (Горный Алтай). Всего в горной промышленности Сибири действовало 30 единоличных иностранных предприятий, 10 русско-иностранных акционерных компаний, 18 зарубежных акционерных обществ (из них 17 английских) и 6 русских акционерных компаний с участием зарубежных капиталовложений. Накануне первой мировой войны инвестиции иностранных компаний в горной промышленности Сибири составляли примерно 25 млн рублей, а зарубежные вложения в российские смешанные предприятия составляли 15,6 млн руб. [6] Вместе с вложениями в горные предприятия Степного края и Дальнего Востока эта сумма была примерно в два раза больше. Иностранные предприниматели финансировали крупные пароходства в Обь-Иртышском и Енисейском бассейнах. Промышленники швейцарского происхождения братья Штуки, участвуя в финансировании сыроваренных заводов на Алтае, непосредственно контролировали деятельность 12 предприятий.

Первое место по размерам инвестиций занимал английский капитал, действовавший в горнопромышленном производстве, маслоделии, речном пароходстве и лесном хозяйстве. Американские инвесторы выступали вместе с английскими в горном деле Степного края (финансовая группа Урката-Гувера), занимали господствующее положение в торговле сельскохозяйственными машинами, вкладывали капиталы в железнодорожное строительство и другие отрасли. Наиболее активно они действовали в годы первой мировой войны. Французские предприниматели инвестировали средства в горную и лесную промышленность Сибири, развитие пароходства, германские - в горные предприятия, морские перевозки и торговлю на Дальнем Востоке, датские - в вывоз сибирского масла и сбыт земледельческих орудий. Швейцарские инвестиции, небольшие по размерам, использовались в сыроварении на Алтае (завод братьев Штуки), в лесной дальневосточной промышленности (фирма "Бринер и Кузнецов"), в золотодобыче ("Лензолото"), в германском обществе "Тетюхе". В речном пароходстве и торговле видное место занимал норвежский капитал (Сибирское общество содействия пароходству, промышленности и торговле возглавлял норвежец Й.Лид).

Иностранный капитал владел более чем 44% акций (102 млн из 230) основного капитала акционерных банков, действовавших в Сибири (Сибирского торгового, Русско-Азиатского, Русского для внешней торговли, Торгово-промышленного и Петроградского Международного банков). Первое место по сумме акционерного капитала занимали немецкие предприниматели (48 млн руб.), второе - французские (44 млн руб.), третье - английские (10 млн руб.). Банки кредитовали вывоз сельскохозяйственных продуктов из Сибири, горнозаводскую промышленность, скупку золота и заготовку продуктов для приисков, а накануне первой мировой войны - строительство Алтайской, Кольчугинской и Южно-Сибирской железных дорог и угольные разработки Кузбасса. В процессе конкуренции и на базе высокой концентрации капиталов возникли банковские монополии: соглашение (картель) Сибирского торгового и Русско-Азиатского банков о разграничении сфер влияния, установлении единой ставки процента и т.д. (1909 г.), синдикат банков для финансирования шахт "Копикуза" и строительства железных дорог [7].

Иностранный капитал проникал в Сибирь различными путями. Это вступление зарубежных бизнесменов пайщиками в предприятия Сибири и Дальнего Востока, открытие здесь отделений иностранных фирм, учреждение за границей акционерных обществ, покупавших в Сибири предприятия за наличные деньги и акции (путь, наиболее распространенный до 1907 г.). Указанные акционерные общества действовали по иностранному уставу, имели правления за границей и смешанный состав акционеров - иностранцев и русских (Нидерландско-Сибирское общество золотоносных приисков, Нерчинская золотопромышленная компания и др.). Широкое распространение, особенно после 1907 г., получил путь участия иностранцев в акционерных обществах, русских по уставу и местопребыванию правлений (Северо-Восточное Сибирское общество, "Копикуз", Сибирская медь и др.). Иногда крупные иностранные компании учреждали в Сибири свои филиалы (Международная компания жатвенных машин, "Зингер" и др.). Использовался и такой путь, как создание за рубежом, преимущественно в Англии, так называемых "синдикатов" - финансовых обществ для предварительного изучения приисков и других предприятий в Сибири. Многие из них носили спекулятивный характер, но некоторые перерастали в смешанные предприятия (Лена-Гольдфильдс, Российское горно-промышленное товарищество и др.). Каждый из путей редко использовался в чистом виде, чаще всего они переплетались.

Разнообразие форм участия иностранного капитала в экономике Сибири обусловило состав инвесторов. Во-первых, это владельцы личных, неакционерных предприятий в торговле, горном деле и других отраслях (Д.Кларксон. Ф.Маас, Д.Эмери и т.д.). Во-вторых, инвесторы-пайщики, владевшие неакционерными компаниями, чисто иностранными ("Турн-и-Таксис и Жанне", "В.Г.Мюллер и К°") и смешанными с русскими (например, "Херпучи" в Приморской области). В третьих, иностранные учредители акционерных обществ, как отдельные инвесторы (Г.Гувер, Л.Уркарт), так и участники иностранных фирм, банков. Они действовали преимущественно в золотой промышленности (фирмы "Новая центральная Сибирь", "Енисейская медь" и др.), лесной промышленности ("Восточное акционерное общество пароходства, промышленности и торговли"). В-четвертых, участие иностранных инвесторов в российских акционерных обществах, действовавших в горной промышленности ("Российское золотопромышленное общество", "Драга" и др.), в цветной металлургии ("Сибирская медь" и "Тетюхе"), в топливной промышленности ("Акционерное общество кузнецких каменноугольных копей", "Сахалинское нефтепромышленное и каменноугольное общество" и др.), в строительстве железных дорог ("Общество Алтайской железной дороги"). Один инвестор мог выступать в качестве пайщика, акционера и т.д. [8]

Зарубежные предприниматели обеспечивали прилив дополнительных средств, которых не хватало в Сибири, содействовали снабжению машинами и оборудованием, сбыту сибирской продукции, прежде всего сельскохозяйственной, связывали регион с мировым рынком и в целом способствовали его экономическому развитию. Они внедряли новые формы торговли по образцам, через комиссионерства, с демонстрацией машин, рекламой и т.д. Заслуга в развитии маслоделия, как и горнопромышленного производства в Сибири, возникших в результате освоения Сибири, принадлежит крестьянам, рабочим, интеллигенции, отечественным предпринимателям. Укреплению этих отраслей экономики окраины содействовали и зарубежные бизнесмены. Оценивая их деятельность, организатор "Союза сибирских маслодельных артелей" А.Н.Балакшин говорил, выступая на съезде маслоделов в Омске в декабре 1909 г.: "Иностранные экспортеры не только помогли быстрому развитию сибирского маслоделия, но они оказали услугу распространению принадлежностей молочного хозяйства, облегчили дело устройства новых заводов, предоставляя кредит при продаже принадлежностей маслоделия. Первые маслодельческие техники и инструктора были у нас иностранцы" [9]. Иностранные фирмы внесли заметный вклад в дело внедрения технических новшеств и передовых технологий. Нидерландско-Сибирское общество "Минусинск", учрежденное в 1899 г. в Амстердаме с капиталом в 2 млн гульденов, установило на одном из золотых приисков в Енисейской губернии первый в Сибири экскаватор для вскрытия верхних слоев земли и добычи золотоносных песков. К сожалению, низкое содержание волота в песках не позволило поднять уровень добычи. Первую в Сибири фабрику для извлечения золота из руд с помощью цианистого калия в 1900 г. построило общество "Золоторосс" на Николаевском руднике Нерчинского округа, а в 1904 г. австрийская фирма "Турн-и-Таксис и Жанне" оборудовала на Змеиногорском руднике (Алтайский горный округ) первую в Сибири фабрику для извлечения золота из серебросвинцовой руды с помощью химического способа добычи, амальгамации и цианирования.

Нерчинское золотопромышленное общество, учрежденное в Лондоне в 1901 г. с капиталом в 1,1 млн фунтов стерлингов также оборудовало золотоизвлекательную фабрику на Ключевском руднике в Восточно-Сибирском горном округе. Благодаря этому, общество имело наибольшую годовую добычу золота в округе. Иностранные компании активно использовали в Сибири дражную добычу золота, впервые примененную российскими предпринимателями в 1893 г. на сибирском прииске "Рождественском" на реке Кудача. Большинство драг ввозилось в Сибирь из-за границы, чему содействовала английская фирма "Морган, Джеллибранд и К°". Сибирское общество "Драга" на комиссионных началах поставляло для предприятий драги из Новой Зеландии, Англии, Голландии и других стран. В 1914 г. английская фирма "В.Г.Мюллер и К°" доставила из Англии первую драгу в Ленский золотопромышленный район, ее обслуживали специалисты из Новой Зеландии. Проявляя заинтересованность, зарубежные фирмы содействовали внедрению технических новшеств в горнорудной промышленности (тому мешали отдаленность и бездорожье в Сибири, ввиду чего доставка машин на горные прииски обходилась в два-три раза дороже их заводской стоимости) [10].

Вопросы об организации производства и социальной сферы в деятельности иностранных предприятий еще предстоит исследовать. Зарубежные ученые свидетельствуют, что рабочий день на швейцарских предприятиях в центре России и в Сибири в основном соответствовал средней его продолжительности по стране в целом, при значительном количестве нерабочих дней (до 85 в год), зарплата рабочих была не ниже, а на алтайских сыроварнях при условии хорошей работы рабочие участвовали в распределении прибылей. Швейцарские предприниматели в центре России делали отчисления от прибылей на нужды медицинского и пенсионного обслуживании рабочих и служащих, уделяли внимание улучшению условий их жизни. Ввиду более благоприятных условий труда и жизни по сравнению с Россией в целом, забастовки на предприятиях швейцарских бизнесменов были более редким явлением [11]. Так ли обстояло дело на французских, английских, германских и других предприятиях в Сибири, где иностранный капитал использовал и докапиталистические формы взаимоотношений с местным населением, может показать специальное исследование.

После Февральской революции 1917 г. правление Риддерского общества с участием английского капитала сдержанно отнеслось к требованиям рабочих о повышении зарплаты, что отчасти объяснялось финансовыми трудностями. В середине 1917 г. правление по требованию рабочих сократило рабочий день на подземных работах до 8 часов "при условии действительной восьмичасовой работы". Сверхурочные оплачивались в полуторном размере. Владельцы Риддерского общества заказали в Англии партию защитной спецодежды для подземных работ; для улаживания конфликтов создали примирительную камеру из рабочих и представителей администрации. Полностью были отменены штрафы, но сохранились вычеты из зарплаты за порчу материалов и увольнение за прогулы [12]. Последние меры направлялись на укрепление производственной дисциплины.

Зарубежные бизнесмены способствовали развитию культуры в Сибири. Летом 1917 г. правления Риддерского и Киргизского акционерных обществ выделили на культурно-просветительные нужды рабочих своих предприятий по 50 тыс. руб. В это же время Риддерское общество намеревалось устроить школу для детей своих рабочих и служащих [13]. "Международная компания жатвенных машин" организовала курсы для обучения сибирских крестьян работе на сельскохозяйственных машинах. А.В.Даттан, совладелец фирмы "Кунст и Альберс", действовавшей на Дальнем Востоке, являлся членом биржевого комитета, попечителем учебных заведений и неоднократно избирался во Владивостокскую городскую думу. На нужды Восточного института, открытого во Владивостоке, он пожертвовал около 200 тыс. руб.

Иностранные предприниматели активно участвовали в благотворительной деятельности. В марте 1915 г. Риддерское акционерное общество выделило семьям рабочих, мобилизованных в армию, ежемесячные пособия. Общество Спасских руд, основанное главным образом на французском капитале, пожертвовало в 1915 г. на содержание госпиталей около 20 тыс. руб. [14] Пожертвования на нужды военного времени делали и предприятия Иртышской корпорации. Правление Киргизского акционерного общества выделило в 1915 г. деньги "в пользу раненных нижних чинов флота и семей моряков" [15]. Общая сумма пожертвований "на потребности военного времени" составила 750 руб. В апреле 1916 г. правление Киргизского акционерного общества пожертвовало 250 руб. "Сибирскому обществу подачи помощи больным и раненым воинам" [16].

Внедрение технических и социальных новшеств, внимательное отношение к культуре и благотворительности отнюдь не составляли привилегию только иностранных предпринимателей. Технические новинки и передовые методы хозяйствования использовали отечественные предприниматели и в Сибири. По их инициативе здесь появились первые драги в золотопромышленности, в 1896 г. (по другим сведениям в 1893 г.) построена на Павловском прииске Ленского золотопромышленного товарищества крупная по тому времени гидроэлектростанция, от которой протянули две линии высоковольтной передачи, первые в России. Затем построили вторую гидроэлектростанцию, а в 1902-1914 гг. на различных приисках "Лензолото" возвели еще пять гидростанций общей мощностью более 2400 кВт. В 1910 г. ввели в строй теплоэлектростанцию. Все это позволило начать электрификацию подземных работ: в шахтах появился первый электровоз и стала применяться электромеханическая откатка, повысилась производительность труда [17].

В начале XX в. в России действовали законодательные акты об ответственности предпринимателей за несчастные случаи на производстве (закон 1903 г. об обязательном страховании). В заметке "К положению амурской золотопромышленности" ж. "Золото и платина" сообщал о недовольстве иностранных предпринимателей, которое вызывала "чрезмерная ответственность предпринимателя в отношении несчастных случаев" [18]. (В США законодательство по рабочему классу появилось в 1930-е годы). К тому же среди иностранных в Сибири встречались предприятия, которые использовали раннекапиталистические методы эксплуатации, применяли отсталую технику и были убыточны.

Деятельность иностранного капитала имела и негативные стороны. Сосредоточенный в деревне исключительно в сфере обращения, он не содействовал использованию прибылей в сельскохозяйственном производстве, они вывозились из Сибири. До 1907 г., пока не появилось крупное кооперативное объединение - Союз сибирских маслодельных артелей во главе с А.Балакшиным, - иностранные фирмы и прежде всего датская "Сибирская компания" держали монополию на продажу сибирского масла за рубежом и, злоупотребляя, выдавали высшие сорта масла из Сибири за датское, а низшие сорта датского - за сибирское. Отметив положительную роль иностранных фирм в вывозе масла, А.Н.Балакшин далее писал: "Но затем... количество контор увеличивается, создается также конкуренция между экспортерами, торговля маслом принимает спекулятивный характер, который начинает становиться элементом не полезным, а тормозящим дальнейшее развитие промышленности" [19].

Стремясь прорвать монополию заграничных экспортеров на экспорт масла и самим пробиться на зарубежные рынки, А.Н.Балакшин в декабре 1912 г. вместе с лондонской фирмой братьев Нэтан (с марта 1912 г. ее сменила фирма Лонсдейль) создал общество для сбыта масла "Союза сибирских маслодельных, артелей" в Великобритании и других странах Европы [20]. Был и такой грешок, что в Сибирь иногда завозились машины и оборудование, уже устаревшие в Европе и Америке. Вредили делу экономического сотрудничества России и США на Дальнем Востоке браконьерство и хищническое использование природных богатств частными, неконтролируемыми правительством, американскими предпринимателями. Богатый исторический опыт деятельности иностранных предпринимателей в Сибири в досоветское время с его положительными и негативными сторонами может быть полезен и сегодня при определении наиболее эффективных форм международного сотрудничества нашей страны. Разумеется, использование этого опыта должно быть творческим, так как обстановка второй половины XIX - начала XX вв. существенно отличается от современной.

***

Сегодня иностранные предприниматели проявляют большой интерес к Сибири как к региону приложения их капиталов. "Колоссальные природные богатства, хорошие люди - здесь можно делать дело," - так объяснил этот интерес Джек Стокман, известный американский специалист по менеджменту, приглашенный фирмой "Имидж-Контакт" в Новосибирск для чтения лекций на курсах по подготовке менеджеров [21]. Но дело не только в этом - интерес к Сибири подогревается трудностями поиска рынков и растущей конкуренцией со стороны новых индустриальных стран - Южной Кореи, Сингапура, Гонконга, Тайваня и Малайзии. Сибирь, богатая нефтью, газом, углем, рудными металлами, лесом, пушниной и другими ресурсами, рассматривается как наиболее перспективное и притягательное на планете место для инвестиций капиталов и международной торговли, как весьма емкий в будущем рынок. Неудивительно, например, что в Международной импортно-экспортной ярмарке в Новосибирске в сентябре 1993 г. ("Сибирь-93") участвовали представители 144 фирм из 22 стран. Немалые возможности для иностранных предпринимателей открываются в связи с конверсией оборонных предприятий, имеющих передовое оборудование и квалифицированные кадры.

Нельзя не учитывать и тот факт, что в условиях разоружения и крупных изменений в международной обстановке, постепенного разрушения командно-административной системы и перехода к рыночным отношениям среди зарубежных бизнесменов появились желающие содействовать происходящим у нас переменам. Интерес выражается в стремлении бизнесменов и широких масс за рубежом иметь достоверную информацию о Сибири, ее природных богатствах, состоянии экономики и т.д. Сегодня в мире - в США, Англии, Франции, Германии, Китае, Канаде и других странах - изучением Сибири занимается не менее двух десятков институтов и исследовательских центров. Институт Сибири создан и в Японии [23], которая имеет мало собственных запасов полезных ископаемых и особенно активно проявляет интерес к сырью других стран.

Ну а что же мы? Заинтересованы ли мы в сотрудничестве с иностранными предпринимателями и притоке их капиталов? Да, заинтересованы, и в неменьшей, если даже не в большей степени, чем они. В условиях галопирующей инфляции и острого недостатка самого необходимого мы не имеем достаточных средств, современного оборудования и технологий для реконструкции народного хозяйства. По данным газеты "Известия", в 1985-1989 гг. Россия отставала от развитых стран в 2,6 раза, за последние три-четыре года это отставание усилилось. Чтобы возродить и перестроить экономику России, потребуется от 100 до 250 миллиардов долларов иностранных вкладов [24].

Но главное не в сумме этих вкладов, а в их форме и качестве. Кредиты государству мы с удивительной быстротой проедаем и растаскиваем. В 1988 г. ФРГ предоставила СССР в виде помощи 3 миллиарда марок на модернизацию пищевой и легкой промышленности для производства сыра, макарон, обуви, трикотажа и т.д. И что же? Марок уже нет, как нет и не было реконструкции указанных отраслей. Еще пример, более свежий. По неполным данным, за ноябрь 1990 - октябрь 1991 г. для закупки продовольствия за рубежом наша страна использовала свыше 19 миллиардов американских долларов, предоставленных США, Канадой, Францией, Германией, Италией, Австралией и другими странами. Кредиты съедены, на 1992 год нужны новые и возможно даже более крупные.

Да что говорить о зарубежных кредитах, свои внутренние средства не умеем рационально использовать: полученные за экспорт нефти в 1974-1984 годы 176 миллиардов долларов мы благополучно проели и влезли в новые долги [25]. Совершенно очевидно, что дело упирается в катастрофическое состояние сельского хозяйства и обслуживающей его инфраструктуры. Сейчас же речь о другом. Необходимы прямые частные инвестиции на конкретные объекты и, возможно, по конкурсу среди иностранных бизнесменов, их участие в российских акционерных обществах и смешанных предприятиях. Однако одной заинтересованности в инвестициях капитала недостаточно. Они могут не дать ожидаемых результатов, рассчитанных на модернизацию нашей экономики и ее выход из кризиса, без соответствующей готовности к их использованию.

Необходимы прежде всего законодательные акты об иностранных инвестициях, которые бы определили их формы и условия использования, гарантии вкладов, права и обязанности договаривающихся сторон, льготы инвесторам, ограничительные меры и т.п. Еще 13 января 1987 г. Президиум Верховного Совета СССР принял указ, разрешающий ввоз иностранного капитала для организации совместных предприятий, а несколько позже - создания концессий и чисто иностранных фирм или их филиалов. Все это нашло отражение в законе, принятом Верховным Советом 4 июля 1991 г. Согласно закону, инвесторами, наряду с иностранными предпринимателями, могли быть и советские граждане, постоянно живущие за границей, а также иностранные объединения, не имеющие прав юридического лица. Иностранным инвесторам предоставлялось право участвовать в приватизации советских предприятий, если от покупки их отказались советские граждане [26]. В развитие закона принят ряд подзаконных актов. 12 декабря 1992 г. правительство утвердило "Положение о Российском агенстве международного сотрудничества и развития", в числе основных задач которого наряду с другими было "Участие в формировании и реализации государственной политики по привлечению иностранных инвестиций..., проведение экспертизы международных инвестиционных проектов, разработка федеральных и региональных инвестиционных проектов с иностранным участием", разработка финансово-инвестиционных проектов в области международного инвестиционного сотрудничества, участие в создании свободных экономических зон, в организации инвестиционных торгов в России и др. 23 июля 1993 г. Совет министров утвердил "Порядок определения продукции на экспорт предприятиями с иностранными инвестициями"; а 4 апреля 1994 г. правительство России приняло постановление "Об организации работы с иностранными инвестициями и консультационно-техническом содействии" [27]. Таким образом, инвестиционная деятельность зарубежных предпринимателей в нашей стране получила законодательное обоснование, построенное на принципах взаимной выгоды сторон.

Но главные трудности связаны не с юридической, а с экономической сферой. Деятельность зарубежных предпринимателей не будет успешной без перехода к рыночным отношениям и формирования рыночной инфраструктуры. Первые шаги в этом направлении предприняты и в Сибири. Кемеровская и Читинская области, Владивосток, Находка и другие районы объявлены зонами свободного предпринимательства. Торговые и торгово-сырьевые биржи начали действовать в Новосибирске, Омске, Иркутске и т.д. Развернулась подготовка специалистов по современному бизнесу. С начала 1990 г. на курсах менеджеров в Новосибирске прошли обучение 1300 человек. В августе-сентябре 1990 г. в США обучалась первая группа сибирских специалистов по маркетингу, менеджменту и его компьютеризации, для обучения за рубежом посылались и другие группы. Арендная организация "Сибирский менеджер", преобразованная в институт "Сибмен" и народный университет делового сотрудничества с зарубежными странами, расширяет свою деятельность [28].

В Сибири создаются промышленные и торговые фирмы, которые устанавливают деловые связи с зарубежными бизнесменами. Акции созданной в Новосибирске в октябре 1991 г. акционерной компании "Сибирский союз промышленников и предпринимателей" (ее учредили предприятия Новосибирска, Москвы, Томска и других городов) могут покупать и иностранцы. "Иркутский торговый дом", объединивший крупные торгово-промышленные организации Иркутской области и Бурятской АССР, установил контакты с предпринимателями Германии. В Сибири постепенно формируется сеть коммерческих банков, без чего затруднено конвертирование рубля. В декабре 1990 г. зарегистрирован региональный коммерческий "Сибирский банк" с уставным фондом в 100 миллионов рублей. Банк получил права на валютные операции по внутренним и международным расчетам, связанные с экспортом-импортом товаров и услуг, операции по привлечению и размещению валютных средств и т.д. Коммерческие банки возникли и в других городах. Они объединились в Ассоциацию коммерческих банков Сибири.

Важную роль в формировании рыночных структур и создании Условий для импорта иностранного капитала призвана сыграть межрегиональная ассоциация "Сибирское соглашение", добровольное объединение 17 Советов народных депутатов республик, краев, областей и национальных образований. Созданная с целью интеграции экономических структур Сибири, ассоциация получила большие права, и в частности право регистрировать участников внешне-экономической деятельности, определять дополнительные льготы по налогам на прибыль, разрешать создание за рубежом предприятий и организаций, ассоциаций, перераспределять экспортно-импортных партнеров с использованием зон свободного предпринимательства и др. [29]

Все эти мероприятия по формированию рыночных структур могут способствовать импорту иностранного капитала в Сибирь. Но это в будущем, а пока, к июлю 1991 г. из 3,5 тысяч смешанных предприятий по стране в целом на Сибирь приходилось немногим более ста, в том числе на Новосибирскую область - 25, Тюменскую - 18, Кемеровскую - 4, Алтайский край - 5 и т.д. Инвестированный капитал составлял 45-47% от суммы средств смешанных предприятий Сибири. К 1993 г. число фирм с зарубежными инвестициями в Сибири увеличилось до 293 и прежде всего в Кемеровской, Тюменской, Новосибирской областях и Красноярском крае. Среди крупных отметим смешанное российско-итальянское нефтехимическое объединение "Совбутилат" (Тобольск), Российско-канадское предприятие по добыче нефти "Юганскфранкмастер" (Тюменская область), Российско-японское совместное предприятие "Кузбасскентек" по переработке минерального сырья, угольных отвалов и отходов лесной и горнодобывающей промышленности, российско-чехословацкая фирма "Кара-Сиб" по обработке кожевенного и мехового сырья (Новосибирск) и др. [30]

Их деятельность свидетельствует о возможностях взаимовыгодного использования иностранного капитала в Сибири. В Кузбассе зарубежным инвесторам предоставлены ощутимые льготы: если доля иностранного капитала в смешанных предприятиях составляет 30 и более процентов, они освобождаются от налога на прибыль, а если меньше 30%, то налог взимается в размере 20%. Этот порядок рассчитан на то, чтобы стимулировать инвестиции в более крупных размерах. Регистрация инвесторов упрощена, они регистрируются на месте, в Кузбассе, а не в центре страны. Импортеры капиталов освобождены от пошлин, им предоставлены известные гарантии успеха.

В свою очередь, деятельность, например, совместного советско-немецкого предприятия с участие фирмы Хельтер Группе, производящей установки для защиты окружающей среды (газоочистители, пылеуловители и др.) крайне необходима Кузбассу: Новокузнецк, Кемерово и Прокопьевск входят в десятку самых загрязненных городов страны, а Новокузнецк занимает среди них первое место. Как известно, в Западной Сибири много малорентабельных нефтяных скважин. Канадская фирма "Канадиан Франкмастер", создавшая вместе с производственным объединением "Юганскнефтегаз" совместное предприятие, стала использовать метод гидроразрыва, позволивший поднять производительность скважин. Нагнетая в скважину под большим давлением специальный раствор, нефтяники производят гидроразрыв и в образующиеся трещины поступает дополнительная нефть (метод, кстати говоря, изобретенный в нашей стране, но не получивший у нас применения) [31].

В целом же иностранные инвестиции не получили сколько-нибудь заметного распространения, не вышли за рамки пробных случаев. Беда не в том, что иностранцы "растащат" Сибирь, что мы распродаем им свои богатства, как утверждают противники импорта капитала, а в сдержанном отношении к импорту зарубежных бизнесменов. Что же их сдерживает? Прежде всего, неблагоприятные экономические условия: неразвитость рыночных структур в России, денежная инфляция, вопиющая бесхозяйственность, сокращение производства и падение производительности труда. Специфика Сибири состоит в том, что общероссийские трудности здесь проявляются сильнее. По уровню формирования рынка и состоянию инфраструктуры она отстает от других регионов, что объясняется сохранением более высокой централизации и роли государства ввиду сырьевой направленности экономики, значительным удельным весом предприятий военно-промышленного комплекса, нелегкими природно-климатическими условиями, отдаленностью от центра страны, мировых рынков и недостаточной освоенностью, слабым использованием зон свободного предпринимательства.

Консорциум крупнейших в мире нефтяных корпораций "Бритиш петролеум" и норвежский "Стат ойл", созданный для освоения на севере Иркутской области богатых нефтяных и газоконденсатных месторождений в сотрудничестве с советским консорциумом "Байкалэкогаз", отказался инвестировать это мероприятие ввиду нерентабельности и отсутствия свободного рынка сбыта: перевозки нефти и газа по железной дороге за рубеж или до ближайшего нефтеперерабатывающего завода в Ангарске очень дороги и не дают прибыли, а возможности местного рынка ограничены [32]. Большинство ныне существующих в Сибири совместных предприятий с участием иностранного капитала специализируется на добыче и первичной переработке сырья, или на посредничестве во ввозе и вывозе, а закон о совместной разработке ресурсов до сих пор не принят, нет определенности с уровнем налогообложения. К тому же в районах добычи нет хороших дорог и связи, не хватает жилья.

Вклады иностранных капиталов в высокотехнологичные отрасли (совместные с иностранцами фирмы подобного рода имеются в Новосибирской области) сдерживают также медленная конверсия военных предприятий, недостаточный уровень квалификации рабочих, их дисциплины и организации труда. Отрицательно сказывается неконвертируемость и неустойчивость курса рубля, экономическая и политическая нестабильность в нашей стране, межнациональные конфликты и непредсказуемость действий правительственных и хозяйственных органов. Наряду с высокой степенью риска, иностранных инвесторов, видимо, смущает своеобразный "синдром большевизма" - боязнь, что в условиях распада Союза долги и вклады могут быть не возвращены. Нуждается в решении и вопрос о визовых отношениях, свободном въезде и выезде представителей советско-зарубежного предпринимательства [33]. Словом, факторов, сдерживающих импорт иностранного капитала в Сибирь, действует немало, и рассчитывать на быстрый рост его в ближайшем будущем едва ли есть основания. Сам по себе иностранный капитал не выведет экономику России из кризиса, это должны сделать мы сами за счет внутренних резервов, а зарубежные вложения средств могут существенно способствовать этому.

***

Для успешного использования иностранных инвестиций в Сибири на современном этапе необходимы, наряду с другими, следующие условия:

– обеспечение экономической и политической стабильности в стране;
– нормализация финансовой системы в целях установления в России твердой, устойчивой и конвертируемой валюты;
– отказ от политики использования Сибири как сырьевого придатка, предоставление ей хозяйственной самостоятельности в составе России;
– создание на месте предприятий по переработке сырья и высокоразвитой инфраструктуры, улучшение путей сообщения;
– проведение гибкой протекционистской политики, отвечающей интересам Сибири и страны в целом;
– осуществление дифференцированного подхода по отношению к иностранному предпринимательству в различных частях региона и в различных отраслях его экономики;
– принятие мер по соблюдению иностранными компаниями условий их деятельности (публичная отчетность, внесение предварительного залога, возвращаемого по мере выполнения условий, проведение ревизий и т.д.);
– выработка стабильного законодательства по иностранному бизнесу: создание гарантий сохранности за ним его имущественной и финансовой базы, устранение регистрационной системы акционирования и жестких правил аренды недвижимости иностранцами.

* Работа выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (93-06-11149).
 

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Шиша. Иностранный капитал // Сибирская советская энциклопедия. - Т.2. - Стлб.277; См.: Разумов О.Н. Об оценке иностранных капиталовложений в горной промышленности Сибири периода империализма. (Из историографии проблемы) // Известия СО АН СССР. Сер. обществ. наук. - 1982. - N 6, вып.2. - С.99-104.
[2]Горюшкин Л.М., Сагайдачный А.Н. Англо-американская буржуазная историография о роли иностранного капитала в сельском хозяйстве Сибири (1900-1917 гг.) // Революция 1905-1907 гг. на Урале и в Сибири. - Тюмень, 1983. - С.100-110.
[3]Болховитинов Н.Н. Русско-американские отношения и продажа Аляски. 1834-1867. - М., 1990. - С.143-149, 153-165; Центральный государственный архив Дальнего Востока Российской Федерации (ЦГА ДВ РФ), ф.701, оп.1, д.122, л.5-6, 8-9.
[4]Сибирь и Великая Сибирская железная дорога / Изд. Департамента торговли и мануфактур Министерства финансов. - СПб., 1893. - С.159-163; ЦГА ДВ РФ, ф.702, оп.2. д.66, л.57-61 с об.
[5]См.: Горюшкин Л.М. Экономическое развитие Сибири в конце XIX - начале XX вв.: Доклад, заслушанный на Международной конференции историков "Сибирь в XX веке. Социальное и экономическое развитие". (Великобритания, Глазго, 4-8 сентября 1989 г.). - Препринт. - Новосибирск, 1989. - С.9.
[6]См.: Разумов О.Н. Иностранный капитал в горной промышленности Сибири в период империализма: Автореф. ... канд. ист. наук. - Томск, 1986. - С.15-18.
[7]См. подробнее: Рабинович Г.Х. Крупная буржуазия и монополистический капитал в экономике Сибири конца XIX - начала XX вв. - Томск, 1975. - С.272-278, 280-289.
[8]Разумов О.Н. Иностранный капитал в горной промышленности Сибири в период капитализма: Автореф. ... канд. ист. наук. - Томск, 1975. - С.15-18.
[9]Народная газета. - 1911. - 9 сент. - Приложение к газете: доклад А.Н.Балакшина на съезде маслоделов в Омске в декабре 1909 г.
[10]Лукин А.А. Концессия австрийского князя А.Турн-и-Таксиса в Алтайском горном округе // Краевед Кузбасса. - Новокузнецк, 1970. - Вып.3. - С.73-76; Хроленок С.Ф. Золотопромышленность Сибири (1832-1917): Историко-экономический очерк. - Иркутск, 1990. - С.75, 169, 172-173; Вестник золотопромышленности. - 1901. - N 15. - С.341.
[11]Ceochrke С. Die Auswanderung von schweizer Kaesern nach dem Zarenreich. Zurich, 1983, s.98, 123-124; Rauber V. Schweizer Industrie in Rusland. Zurich, 1985, s.287-290, 299.
[12]РГИА, ф.1427, оп.1, д.46, лл.56 и 58 с об.
[13]Там же, д.46, л.62об., 75; ф.1423, д.23. л.46.
[14]Там же, ф.1501, оп.1. д.35, л.8.
[15]Там же, ф.1423. д.15, л.2.
[16]Там же, д.16а, л.9, 13; ф.1427, оп.1, д.25, л.3.
[17]Хроленок С.Ф. Золотопромышленность Сибири. - С.79, 164; Кузбасов Г. На Ленских промыслах // Сибирские огни. - 1927. - N 2. - С.123-146.
[18]Ж. Золото и платина. - 1910. - N 4. - С.80.
[19]Народная газета. 1911. - 9 сент. - Приложение к газете: Доклад А.Н.Балакшина на съезде маслоделов в Омске в декабре 1909 г.
[20]Государственный архив Курганской области (ГАКуО), ф.54, оп.2, д.9, л.4, 7 и др.
[21]Вечерний Новосибирск. - 1991. - 1 июля.
[22]Молодость Сибири. - 1993. - 18 сент.
[23]Наука в Сибири. - 1991. - N 35. - Сент.
[24]Известия. - 1991. - 26 нояб.
[25]Известия. - 1991. - 30 нояб.; Вечерний Новосибирск. - 1991. - 9 авг.
[26]Ваш партнер. Приложение к г. "Экономика и жизнь". - 1991. - N 34. - Авг.
[27]Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. - 1993. - N 2. - Ст.104; N 31. - Ст.2854; N 15. - Ст.1182.
[28]Вечерний Новосибирск. - 1991. - 30 нояб.
[29]Земля Сибирь. - 1991. - N 10. - С.9-10.
[30]Богомолова Т.Е., Ушаков А.К. и др. Иностранный капитал в Сибири. Конец 1980 - начало 1990 г. (Аналитическая записка): Рукопись. - Новосибирск, 1994. - С.10-11, 17; Известия. - 1992. - 7 марта.
[31]Сибирская гавета. - 1990. - 15 янв.
[32]Известия. - 1991. - 29 нояб.
[33]См.: Известия. - 1991. - 25 нояб.; 1992. - 13 марта.


 * Источник публикации: Горюшкин Л.М. Иностранный капитал в Сибири: история и современность // Зарубежные экономические и культурные связи Сибири (XVIII-XX вв.): Сборник научных трудов / РАН. Сибирское отделение. Институт истории; Отв. ред.: чл.-кор. РАН Л.М.Горюшкин. - Новосибирск, 1995. - С.47-70. - Библиогр.: в примеч., с.67-70 (33 назв.).
 
Научные школы ННЦ Л.М.Горюшкин | Указатель трудовПодготовил Сергей Канн  
 

[Начало | О библиотеке | Академгородок | Новости | Выставки | Ресурсы | Партнеры | ИнфоЛоция | Поиск | English]
В 2004-2006 гг. проект поддерживался грантом РФФИ N 04-07-90121
 
© 2004-2018 Отделение ГПНТБ СО РАН (Новосибирск)
Статистика доступов: архив | текущая статистика

Документ изменен: Thu Apr 5 16:43:12 2018. Размер: 61,369 bytes.
Посещение N 4388 с 6.11.2012