Rambler's Top100

С НУЛЕВОГО ЦИКЛА!

Почти год назад, 24 января 1990 г. наша газета опубликовала интервью с академиком В.А.Коптюгом о концепции организации Академии наук Российской Федерации, разработанной по поручению Комиссии по науке и технике Верховного Совета РСФСР предыдущего созыва большой группой ученых на основе обобщения итогов широкого обсуждения этого вопроса в научных кругах и прессе.

Опираясь на одобренную комиссией концепцию, Президиум Верховного Совета России принял Указ «Об учреждении Академии наук Российской Федерации», а 13 марта вышло постановление Совета Министров РСФСР «О формировании Академии наук РСФСР», поручившее созданному Учредительному комитету развернуть работу по организации академии.
Несколько дней назад опубликованы «Основные принципы формирования и организации деятельности Российской Академии наук», которые Комитет по науке и народному образованию Верховного Совета РСФСР нового созыва выносит на рассмотрение Верховного Совета. Редакция газеты «Советская Россия» обратилась к академику В.А.Коптюгу, возглавлявшему Учредительный комитет, с просьбой прокомментировать эти принципы.

- Прежде всего, хотелось бы узнать, что произошло в период с марта по декабрь и что вызвало необходимость пересмотра ранее одобренной концепции создания Российской Академии наук?

- Сразу после принятия Советом Министров РСФСР постановления об организации Академии наук РСФСР был организован Учредительный комитет, в который вошли представители научно-исследовательских и вузовских организаций одиннадцати экономических районов РСФСР. Комитет развернул работу по созданию в этих районах региональных научно-координационных советов, которые должны были стать опорными структурами организационных действий научного сообщества по разработке устава и других регламентирующих документов, подготовке учредительного собрания и формированию научных и научно-технических программ будущей академии.

Эта работа, вызвавшая большой энтузиазм в регионах, была приостановлена в июле сессией Верховного Совета РСФСР нового созыва, поручившей Комитету по науке и народному образованию совместно с Комитетом по законодательству и Советом Министров РСФСР разработать новую концепцию создания и деятельности Академии наук Российской Федерации. Результаты пятимесячной работы комитета и опубликованы сейчас в «Российской газете».

- И все же, чем было вызвано такое решение народных депутатов, затормозившее создание столь важной для России структуры?

- Первоначально я объяснял его вполне естественным желанием народных депутатов РСФСР обстоятельно разобраться в этом важном и непростом вопросе. Однако позднее с учетом обсуждений, имевших место после принятия указанного решения, я пришел к выводу, что решающую роль сыграла своеобразная позиция ряда депутатов, которую можно передать словами: «Все, что сделано до нас, сделано заведомо плохо». Эта позиция порождает трудности не только в отношении рассматриваемого вопроса.

- Просматривается ли связь между новой концепцией и одобренными ранее документами?

- По ряду важных позиций преемственность, несомненно, имеется. Обе концепции исходят из того, что при создании Российской Академии наук нельзя разрушать существующую Академию наук СССР (ее реорганизация - это особый вопрос). В то же время барьеры между различными сферами науки должны быть разрушены, и, прежде всего, должно быть обеспечено тесное взаимодействие действующих академических коллективов и вузовской науки. Совпадают концепции и в ориентации на создание условий для равноправного развития науки во всех регионах Российской Федерации и во многом другом.

Но есть и принципиальные расхождения. Главное из них касается вопроса о сущности Академии РСФСР. В прежней концепции предполагалось, что созданная академия, опираясь на республиканский фонд научных исследований, возьмет на себя формирование научных и научно-технических программ в интересах РСФСР, проведение конкурсов проектов и соответственно ответственность за уровень получаемых результатов и их использование. В новой концепции, согласно комментариям председателя Комитета по науке и народному образованию В.П.Шорина академии отводится «роль самого авторитетного в республике консультационного и рекомендательного совета» при правительстве и Верховном Совете РСФСР. Целесообразность существования таких аналитико-прогнозных консультативных и рекомендательных советов при государственных органах законодательной исполнительной власти не вызывает сомнения. Непонятно только зачем такой совет называть Академией наук.

- Хотелось бы уточнить вашу позицию в этом вопросе. В опубликованных «Основных принципах» говорится следующее: «Свою научную политику она (Академия наук РСФСР) осуществляет путем формирования научных программ и проектов, выполняемых высшими учебными заведениями и научно-исследовательскими организациями. В предшествующей концепции предполагалось то же самое. Против чего же вы возражаете?

- С приведенным принципом я полностью согласен. Однако в существующей концепции, как я уже отметил, предполагалось, что формирование программ и проектов опирается на республиканский фонд научных исследований, распределяемый на конкурсной основе комиссиями самой Академии, что контролируется наблюдательным советом Фонда, в который включены представители как научного сообщества, так и государственных органов. В отличие от этого «Основные принципы» предполагают, как это следует из опубликованных пояснений, иное: за академией аргументация, решение же принимает правительство. Это принципиально иная ситуация.

Надо ясно понимать, что научную политику реально определяет не тот орган, который формирует программы, а тот, который решает, что финансировать, а что нет. Казалось бы, за годы перестройки было осознано, что вариант, когда научную политику фактически диктуют государственные органы, а представители научного сообщества в случае необходимости могут быть использованы либо в качестве прикрытия для решений, интересующих власть имущих, либо в качестве «козлов отпущения» за просчеты, ведет к подавлению и закабалению науки. Тем не менее, этот осужденный обществом вариант вдруг начинает проглядывать в новой концепции создания Российской Академии наук.

Государство, бесспорно, должно следить за эффективностью использования средств, выделяемых на науку. Его органы определяют приоритетные проблемы народно-хозяйственного и социально-экономического развития, в решение которых должна внести свой вклад наука, и регулируют необходимое перераспределение сил научного сообщества путем закрепления части средств фонда за утверждаемыми правительством целевыми республиканскими научно-техническими программами. Если же правительство берет на себя распределение всех средств, причем, вплоть до института, то проведение научной политики Академией наук становится пустой фразой.

Ловлю себя на мысли, что, может быть, я что-то неправильно понял в «Основных принципах». Но в комментариях к ним по поводу распределения средств прямо отмечается: «В зависимости от сложности эти решения будут приниматься на разных уровнях: наиболее простые - конкретным чиновником, более сложные - коллективным органом, Президиумом Совмина...»

О каких же правах и, соответственно, о какой ответственности Академии наук РСФСР в реализации научной политики может в этом случае идти речь?

Ответом на этот вопрос служит и тот факт, что в опубликованных газетой «Радикал» (N 3, ноябрь 1990 г.) материалах по концепции развития науки в России, подготовленных Государственным комитетом РСФСР по науке и высшей школе, упоминание об Академии наук РСФСР вообще отсутствует. Похоже, что всерьез ее и не собираются воспринимать.

- Предположим, тем не менее, что научное сообщество согласится с уготованной Академии наук РСФСР ролью консультационно-совещательного органа. В какие сроки, по вашему мнению, может быть осуществлено ее формирование?

- Не думаю, что это может произойти быстро. «Основные принципы» очень лаконичны, и поэтому возникает много вопросов, требующих обсуждения с научным сообществом. Укажу на один из них - как будет формироваться первоначальный состав академии? Вопрос очень ответственный и непростой. Ответа на него в опубликованных материалах нет.

После того, как «Основные принципы» будут обсуждены и утверждены Верховным Советом РСФСР, предстоит дать ответы на упомянутый и многие другие вопросы и снова развернуть работу в регионах. В итоге на ревизию предыдущей концепции будет потеряно порядка года, причем пока в новом варианте концепции не видно принципиально новых шагов вперед, которые оправдывали бы эту задержку. А год в наше время - слишком большой срок.

За прошедший период по инициативе «снизу» уже создана целая «обойма» российских академий - естественных наук, технологических наук, сельскохозяйственных наук и т.д. - каждая на основе своих принципов и со своим специфическим статусом. Предпринимаются попытки объединить эти целевые академии с провозглашением создания Российской Академии наук.

К сожалению, потерянного времени не вернуть. Инициатива Верховным Советом РСФСР упущена, темп потерян. Начало грядущего года обещает быть очень тяжелым. Научное сообщество Российской Федерации будет думать не столько о новых структурах и образованиях, сколько о том, как пережить трудное время, как пробиться к тем или иным источникам финансирования. Боюсь, что в этих условиях проблема создания Академии наук Российской Федерации в своей содержательной части начнет отходить на второй план. Буду рад, если ошибусь в своем прогнозе.

 СО РАН 
  
 
Коптюг В.А. С нулевого цикла: [интервью с пред. Президиума СО АН СССР, акад. В.А.Коптюгом] // Наука в Сибири. - 1991. - N2. - С.4-5; Советская Россия. - 1990. - 26 дек.
 
Статьи В.А.Коптюга разных лет (полные тексты)

В.А.К. | О Коптюге | Новости | Труды | Идеи | Библиотека | Каталог | Интернет | Альбом | Поиск | Eng

  © 1997-2017 Отделение ГПНТБ СО РАН (Новосибирский Академгородок)
Статистика доступов: архив | текущая статистика
 

Модификация: Thu Apr 14 19:08:08 2016 (13,259 bytes)
Посещение 1193 с 01.06.2011