Навигация
Уголок Уголок
 
Обложка сборника
ПОЛЯКИ – СТРОИТЕЛИ ТРАНССИБА*
 
(К.Я.Михайловский и В.–И.Роецкий)
 

Работая над документами Челябинского госархива по строительству Самаро-Златоустовской и Западно-Сибирской железных дорог (фонд 221-И), я невольно обратила внимание на обилие польских фамилий среди инженеров и служащих. Взять хотя бы выписку из документов о наградах за строительство дороги от Самары до Златоуста, где значатся такие фамилии, как Здзярский, Мухлинский, Рациборский, Малинский, Ливинский, Позняк, Ольшевский, Лаппа-Старженецкий, Сухоржевский, Гржибовский, Сковзгирд, Роецкий и много других [1]. Это были образованные люди, грамотные инженеры и служащие. Они усердно трудились на сооружении Транс-Сибирской магистрали.

Речь пойдет о двух из них, судьбы которых невольно оказались связанными на некоторое время.

17  

18  

Константин Яковлевич Михайловский, выходец из обрусевших поляков, начальник строительства многих железных дорог. Его имя встречается почти в каждом документе вышеназванного фонда. Из сведений, полученных в результате поисков в Челябинской публичной библиотеке, а также запросов в Центральный музей железнодорожного транспорта в С.-Петербурге и Центральную научно-техническую библиотеку МПС РФ, стало известно, что Константин Яковлевич Михайловский родился в 1834 году, в июне 1861 года закончил Институт инженеров путей сообщения им. императора Александра I в чине поручика и был командирован на службу в ведомство путей сообщения. С 1864 года он начал заниматься строительством железных дорог: Московско-Курской, Курско-Киевской, Балтийской, Ландваро-Роменской, Рязано-Козловской, Оренбургской и Вильно-Ровенской. В 1880 году под его руководством был построен Александровский мост через Волгу, у Сызрани, длиной 1484,7 м, который по своей величине и примененным при его постройке техническим приемам был первым в России сооружением подобного рода (модель этого моста в настоящее время находится в ЦМЖТ МПС). К.Я.Михайловский руководил строительством Сяського, Свирского и нового соединительного Мариинского каналов. В 1885 году он был назначен начальником работ по постройке Самаро-Уфимской железной дороги, а затем последовательно был начальником работ по сооружению Уфа-Златоустовской, Златоуст-Челябинской, Западно-Сибирской и Екатеринбург-Челябинской железных дорог. В 1899 году К.Я.Михайловского назначают на должность начальника Управления по сооружению железных дорог МПС, которую он занимал 6 лет. В этот период велось интенсивное строительство Великой Сибирской магистрали, было построено и открыто для движения около 12,5 тысячи километров новых железных дорог. В связи с состоянием здоровья 30 сентября 1905 года он был освобожден от должности начальника управления и назначен членом Совета Министра путей сообщения. В феврале 1907 года ему присваивают высокий чин действительного тайного советника. 2 марта 1907 года К.Я.Михайловский, согласно прошению, был уволен по болезни от службы именным императорским указом. Умер К.Я.Михайловский в 1909 году.

Поскольку Транссиб фактически начинался от Челябинска, имя К.Я.Михайловского довольно прочно связано с этим городом. Впервые он побывал в Челябинске, по-видимому, в 1890/91 году, когда шли изыскания, а затем и строительство трассы Златоуст-Челябинск. В мае 1892 года Михайловский приехал в город подыскивать помещение под Управление строительством Западно-Сибирской железной дороги - первого звена Транссиба. Он облюбовал здание богадельни,

18  

19  
 
к тому времени почти опустевшей, и обратился в городскую управу с просьбой сдать здание богадельни на 3,5 года на выгодных условиях: железная дорога проведет реставрацию внутри здания и сделает надстрой, впоследствии, за ненадобностью, все передаст городу без компенсации. Вскоре состоялось заседание городской Думы, которая разрешила управе сдать в аренду здание богадельни.

Между тем, к Челябинску подходила железная дорога от Златоуста, а на Западно-Сибирской заканчивались изыскания и начались подготовительные работы по укладке пути от Челябинска в сторону Кургана. И вот 7 июля 1892 года в 11 часов 30 минут утра состоялось торжество открытия работ по строительству Запсиба. "По совершении молебствия, - как доносил в МПС К.Я.Михайловский, - при многочисленном стечении народа приступлено было от Челябинска к работам Сибирской дороги... Инженеры, все служащие, а также рабочие почтительно выражают верноподданные чувства готовности положить все силы для успешного осуществления великого начинаемого дела" [3].

К маю 1893 года здание богадельни было приспособлено под Управление строительством Запсиба: наверху сделали деревянную надстройку, подготовили рабочие комнаты. Вскоре К.Я.Михайловский отправляет телеграмму инженеру для особых поручений в С.-Петербурге С.А.Мухлинскому: "Прилагая при этом пять экземпляров объявления о переводе Управления работами с 25 мая с.г. из Самары в Челябинск Оренбургской губернии, имею честь просить распорядиться поместить его в "С.-Петербургских ведомостях", "Биржевых новостях", "Гражданине", "Новостях" и "Новом времени" по одному на первой странице" [4]. Далее К.Я.Михайловский пишет в контору редакции "Московских ведомостей", в "Самарскую газету" и в "Самарский вестник" с той же просьбой: поместить объявление о переводе Управления работами в Челябинск. Затем сообщения о переводе уходят губернаторам Самарскому, Уфимскому, Оренбургскому, Тобольскому, Акмолинскому, Томскому и Степному, а также в правление заводов-поставщиков. Наконец он просит Челябинскую почтово-телеграфную контору всю корреспонденцию на его имя не посылать в Самару, а оставлять ему до востребования.

Таким вот образом о переезде Управления строительством дороги из крупного губернского городка Самары в небольшой городок Челябинск узнала вся Россия и кто-то, возможно, впервые с удивлением узнал, что есть, оказывается, на Урале городок, что сподобился стать на некоторое время центром управления всеми работами на головном участке Транссиба!

В мае 1893 года от Челябинска началась укладка пути на Западно-Сибирской

19  

20  
 
дороге. Интересный факт. Первый костыль первого звена Запсиба забил студент-практикант Петербургского института инженеров путей сообщения Александр Васильевич Ливеровский, который тогда был начальником дистанции (небольшого участка пути в 30-40 верст). Позднее он работал на участке Челябинск-Екатеринбург. Но судьба уготовила А.В.Ливеровскому большую честь: в 1915 году в Хабаровске он (вместе с начальниками дистанции и участка, а также генерал-губернатором) забил последний, "серебряный", костыль Великого Сибирского пути. Тогда А.В.Ливеровский уже возглавлял строительство Восточно-Амурской магистрали, одного из последних участков Транссиба. Он, как любил говаривать впоследствии студентам, "начал и замкнул Великий Сибирский путь", чем всегда гордился [5]. (В 1917 году он был министром путей сообщения Временного правительства).

Запсиб строился быстро благодаря хлопотам начальника строительства К.Я.Михайловского и усердию рабочих и служащих. В мае 1893 года укладка пути началась, а уже к осени уложили 250 верст, подошли к Кургану, осенью 1894 года - к Петропавловску, а оттуда - в сторону Омска. Навстречу же, от того же Омска, также шла укладка пути, и на 561 версте должна была произойти смычка - замыкался Запсиб. К.Я.Михайловский постоянно был на трассе: проверял строительство участков, станционных сооружений, мостов, вникал во все детали и тонкости столь огромного фронта работ (о чем свидетельствуют многочисленные телеграммы на места и в центр, отчеты, приказы, деловые бумаги очень большого по объему 221-го фонда ГАЧО). Константин Яковлевич, находясь в постоянных разъездах, все же довольно часто бывал в Челябинске, семья же его находилась в С.-Петербурге, где он нередко бывал по делам службы. У К.Я.Михайловского, по-видимому, был взрослый сын, который учился в том же институте инженеров путей сообщения. (В 1894 году в списке приглашенных на торжество встречи министра путей сообщения значился, среди других, студент-практикант Константин Константинович Михайловский) [6].

Между тем, к знаменательному событию смычки (стыковки) Запсиба и с целью проверки работ в дорогу засобирался сам министр путей сообщения Аполлон Константинович Кривошеин, гофмейстер императорского двора. Он торопился к стыковке, чтобы оттуда уже рельсами добраться до Омска, где его ждал торжественный прием с молебном, фейерверком и банкетом по случаю окончания работ. На обратном пути министр принял участие в торжестве открытия работ на линии Челябинск-Екатеринбург. 27 августа 1894 года в Челябинске он провел прием чиновников Управления строительством, а также

20  

21  
 
представителей местного духовенства, интеллигенции и купечества. И снова торжественный молебен и, как водится, банкет. В городе царили волнение и оживление: тогда в новинку было прибытие в глубинку министров.

А строительство Запсиба двигалось к завершению: обустраивались станции, депо, шла доводка мостов. 1895-1896 годы богаты визитами начальства на эту дорогу. Судя по телеграммам, которые то получал, то отправлял К.Я.Михайловский, очень строгой была Комиссия во главе с инженером генерал-лейтенантом Николаем Павловичем Петровым, талантливым инженером и блестящим ученым, бывшим в то время товарищем (заместителем) министра путей сообщения. В состав этой комиссии входил и видный ученый, профессор Петербургского института инженеров путей сообщения Л.Ф.Николаи. Высочайше утвержденная, эта комиссия, исследуя на месте дела сооружения Западно-Сибирской дороги, особо отмечала "правильную организацию строительства хозяйственным способом, что говорило о богатом опыте и знаниях руководителей работ во главе с К.Я.Михайловским, благодаря чему Западно-Сибирская дорога была построена с экономией утвержденных средств" [7]. Кстати, закончив проверку, комиссия на обратном пути несколько дней находилась в Челябинске, где ее принимал и устраивал К.Я.Михайловский (сопровождавший ее до Омска).

Любопытный факт, доселе мне неизвестный, отыскала я в документах архива. Некий художник, Петр Сергеевич Сумароков из Сергиева Посада Московской губернии, предлагая свои услуги, написал письмо на имя К.Я.Михайловского 26 апреля 1896 года, где отмечал, что мог бы сделать до 100 рисунков строящейся дороги, изображая вид или тип сооружений, как-то: мостов, зданий и проч. - с пейзажами. На это К.Я.Михайловский так ответил: "Милостивый государь Петр Сергеевич. Получив образцы Ваших рисунков, предъявил их Управлению по сооружению Сибирской железной дороги с предложением заказа, но, к сожалению, это не было принято ввиду того, что предполагается изготовить чисто технический альбом и что, кроме того, изготовляется художником Пясецким акварельная панорама всей Сибирской дороги. С.-Петербург, 8 мая 1896 г." [8] (Надо сказать, что П.Я.Пясецкий изготовил-таки акварельную панораму всей Сибирской дороги, где, между прочим, есть и совершенно замечательные виды городов Златоуста, Миасса, Челябинска, Кургана и их окрестностей [9]. Панорама произвела фурор на Всемирной выставке в Париже в 1900 году и была отмечена Большой золотой медалью).

Следует еще отметить, что среди прочих, Запсиб посетили министры земледелия и финансов, а также управляющий делами

21  

22  
 
Комитета Министров. Несколько раз дорогу проехал с проверкой новый министр путей сообщения (с января 1895 года) князь Михаил Иванович Хилков. В сентябре 1896 года из Челябинска выехала комиссия по приему в эксплуатацию Западно-Сибирской железной дороги. Комиссию возглавлял действительный статский советник инженер Сальков. Всех этих проверяющих надо было принять, расквартировать, сопровождать, показывать и объяснять, - и все это лежало на плечах начальника строительства К.Я.Михайловского, хлопоты и усердие которого были награждены телеграммой из МПС, коя гласила, что сам государь император Николай II "соизволил выразить удовольствие по поводу успешности хода строительных работ на Западно-Сибирской" [10]. Наконец, после всех проверок, в МПС полетела долгожданная телеграмма: "В 12 часов ночи по петербургскому времени с 14 на 15 октября 1896 года по Западно-Сибирской открывается правильное движение и она сдается мною в ведение инженера Павловского, который с этого времени вступает в должность начальника дороги... К.Михайловский" [11]. Вскоре пришел и ответ: "Управление по сооружению Сибирской железной дороги, приветствуя вступление в общую железнодорожную сеть первого звена Великого Сибирского пути, шлет Вам и Вашим сотрудникам сердечные поздравления столь успешным завершением возложенного на Вас дела" [12]. По окончании строительства К.Я.Михайловский представил к наградам большой список своих инженеров, служащих, купцов и мещан. Сам он получил чин тайного советника, повышение по службе и очередной орден. В рапорте Управлению по сооружению Сибирской дороги (от 3 марта 1898 года) К.Я.Михайловский доносил, что после всех расчетов и отчетов по постройке Запсиба и Екатеринбург-Челябинской линии и передачи всех дел он просил бы предоставить ему право "закрыть в Челябинске действие Строительного Управления означенных дорог" [13].

Викентий-Игнатий Роецкий, инженер-изыскатель и строитель железных дорог. Родился (примерно) в 1861 году, окончил институт инженеров путей сообщения в С.-Петербурге. Впервые имя Викентия Роецкого я встретила в архивном списке поляков-инженеров, представленных к наградам за строительство линии Уфа-Златоуст. Составил этот список известный челябинский краевед А.И.Козырев. Впоследствии стало ясно, почему из всех инженеров Александр Иванович выделил Викентия Роецкого. Дело в том, что в Новосибирске мне попался юбилейный номер газеты "Западносибирский железнодорожник", посвященный 100-летию начала строительства Транссиба (1891 г.). В этом номере оказался дискуссионный материал, в котором довольно часто поминалось имя Викентия Роецкого. Речь шла о приоритете

22  

23  
 
основателей города Новосибирска. До сих пор эта честь приписывалась Николаю Георгиевичу Гарину-Михайловскому - инженеру-изыскателю и известному писателю. Однако несколько ученых Новосибирска, внимательно изучив архивный материал, пришли к выводу, что к рождению города имеют отношение и председатель комиссии по изысканиям, а затем начальник строительства Запсиба К.Я.Михайловский и начальник Обского отряда изыскателей Викентий-Игнатий Роецкий. В Челябинском госархиве, в том же фонде 221-И, нашлось дело инженера В.-И.Роецкого (дело 21). Оказалось, что действительно в апреле 1891 года Викентий Роецкий занимал должность старшего инженера по производству изысканий на Запсибе. В июне того же года он был направлен с отрядом на изыскания к селу Кривощеково. И вот донесение, поступившее министру финансов С.Ю.Витте: "... По сведениям, полученным мною от инженера Роецкого, оставшегося в Колывани для съемки бассейна р.Оби, изыскания для линии железной дороги по пересечении р.Оби у села Кривощеково произведены у нескольких поселений. Намеченный изыскателями путь, по мнению инженера Роецкого, удовлетворяет всем техническим требованиям сооружения: переход р.Обь у села Кривощеково и р.Томь у с.Тутальского на всем протяжении этих рек - лучший" [14]. Донесение подписал представитель Министерства финансов Н.А.Андрущенко. Речь здесь идет о наиболее оптимальном варианте мостового перехода через р.Обь у с.Кривощеково, где вскоре начнется строительство города Новониколаевска, впоследствии Новосибирска. Вариант Роецкого одобрил и разрешил строительство моста К.Я.Михайловский, который сам прибыл под Кривощеково и встречался с Роецким. Этот же вариант мостового перехода предлагал и Н.Г.Гарин-Михайловский, который руководил партией изыскателей в том же районе.

Успешные изыскания Викентия Роецкого не остались незамеченными. В ноябре 1892 года он получил чин титулярного советника. По делам службы инженер Роецкий часто ездил в столицы. В одну из таких командировок он, по-видимому, познакомился с некой Дэзи Жоховской, а вскоре и женился. Об этом счастливом событии осталась запись на служебном свидетельстве (билете), коя гласит: "1893 года февраля 3 дня в Виленском Римско-Католическом приходском Всех Святых костеле поименованный в сем билете старший инженер путей сообщения Викентий Роецкий бракосочетался с дворянкой Дэзи Жоховской, в чем собственноручной подписью и приложением костельной печати удостоверяю. Вильно, 3 февраля 1893 г. Настоятель Всех Святых костела ксендз Иоанн Жоховский" [15]. Хорошо сохранилась на документе и сургучная печать с крестом.

23  

24  

Женитьбе В.-И.Роецкого предшествовала солидная переписка с целью получения разрешения на брак у вышестоящего начальства. И первым среди этого начальства был К.Я.Михайловский. Он дал ход прошению В.-И.Роецкого по инстанции, уведомляя при этом, что с его, Михайловского, стороны "к удовлетворению означенного ходатайства препятствий не имеется" [16]. Между тем, молодая чета приезжает в Челябинск, в управление работ, и инженера Роецкого направляют на строительство Запсиба в район г.Петропавловска. Семейная жизнь молодых налаживалась. У Дэзи, или Маргариты Ивановны, как она значилась на русский лад, родилась первая дочь. И вдруг первый тревожный документ - телеграмма от 11 марта 1895 года в Челябинск К.Я.Михайловскому с просьбой дать отпуск для лечения инженеру Роецкому. К телеграмме была приложена справка от участкового врача, в которой говорилось, что у господина инженера нарушена центральная нервная система "от чрезмерной мозговой работы". Отпуск был получен, но этого оказалось недостаточно, пришлось его снова продлевать, больного увезли в Гродненскую губернию. Наконец, в июле 1895 года наметилось улучшение его здоровья. Увеличившаяся еще на одну дочь семья Роецких вернулась в конце июля в Петропавловск. В сентябре Роецкий получил радостное известие о производстве его в коллежские асессоры. Но приступить к работе он сразу не смог, так как был самый разгар работ на Запсибе и его место инженера, начальника дистанции, было занято. Неопределенность со службой снова расшатала нервы больного, и в феврале 1896 года лечащий врач отправляет телеграмму начальнику строительства К.Я.Михайловскому (отдыхавшему дома в С.-Петербурге) о резком ухудшении здоровья В.-И.Роецкого. По инстанциям пошла и более удручающая телеграмма: "Ввиду безнадежного положения моего мужа прошу разрешить ему приехать в Челябинск, а также прошу назначить комиссию для медицинского освидетельствования на предмет получения усиленной пенсии" [17]. А следом еще одно прошение о необходимости отправить больного в одну из университетских клиник в Варшаве. Все это были хлопоты жены Роецкого Дэзи.

К.Я.Михайловский серьезно озабочен состоянием здоровья Роецкого. Он хлопочет о предоставлении больному и его семье отдельного вагона, а также денежной помощи ввиду "крайнего стеснения в средствах" его семьи. После всех согласований решили, наконец, вопрос с отдельным вагоном, но, к сожалению, почти все вагоны оказались на Ирбитской ярмарке. А время шло, здоровье больного ухудшалось с каждым днем. Не дождавшись вагона, врач и фельдшер увезли больного с семьей пассажирским поездом в Челябинск. Наконец, вагон был найден, и 3 марта 1896 года семья Роецких, фельдшер и врач выехали из Челябинска в сторону Варшавы. Увы... не суждено было Викентию

24  

25  
 
Роецкому увидеть столь желанную Варшаву: на подъезде к Брест-Литовску 8 марта он скончался от паралича дыхания, прожив всего 35 лет. Тело передали тестю - Иоанну Жоховскому для захоронения, семья осталась у него. Зная благосклонное отношение к семье Роецкого начальника строительства К.Я.Михайловского, ксендз Жоховский отправил ему телеграмму о случившемся и незамедлительно получил ответ: "Истинною и глубокою скорбью было для меня сие сообщение о смерти инженера Роецкого, передайте жене, что всей душой разделяю ее глубокое горе. Где будет похоронен, куда направится семья? Сообщите мне в Челябинск, куда еду завтра. Обещаю все сделать от меня зависящее" [18]. И действительно делал, что мог: помогал советами Дэзи Роецкой, о чем писать и куда писать, чтоб получить материальную помощь и пенсию за мужа, хлопотал перед начальством о том же. Время шло, бумаги ходили по инстанциям. Прошло полтора года и вот, наконец, желанное сообщение из МПС о назначении семье Роецкого небольшой пенсии в размере 480 руб. в год (годовой оклад среднего чиновника управления на строительстве Запсиба). Радостную весть о пенсии Дэзи Роецкой первым сообщил К.Я.Михайловский... Так сгорел до срока талантливый инженер, о котором тот же К.Я.Михайловский писал, что он подорвал здоровье, "работая с чрезмерным усердием". Чрезмерно утомляться на службе способны только люди, увлеченные делом, которые видят свое служение Отечеству в личном вкладе в общее дело. Такими и были В.-И.Роецкий, К.Я.Михайловский и все те, кто строил Транссиб. Потомки будут их вспоминать с благодарностью.
 
ШУКЛИНА Н.Я.,
директор музея Южно-Уральской
железной дороги (г.Челябинск)
 
---
 П р и м е ч а н и я
---
 
[1] Государственный архив Челябинской области (далее: ГАЧО). Ф.И-221. Оп.1. Д.2.
[2]ГАЧО. Ф.И-3. Оп.1. Д.265. Л.4.
[3]ГАЧО. Ф.И-221. Оп.1. Д.5. Л.20.
[4]ГАЧО. Ф.И-221. Оп.1. Д.5. Л.28.
[5]Зензинов Н.А. Выдающиеся инженеры железнодорожного транспорта. - Москва, 1990. С.177.
[6]ГАЧО. Ф.И-221. Оп.1. Д.5. Л.134.
[7]Калиничев В.П. Великий Сибирский путь. - Москва, 1991. С.83.
[8]ГАЧО. Ф.И-221. Оп.1. Д.5. Л.381.
[9]Копия с оригинала хранится в музее Западно-Сибирской железной дороги в Новосибирске.
[10]ГАЧО. Ф.И-221. Оп.1. Д.5. Л.265.
[11]ГАЧО. Ф.И-221. Оп.1. Д.5. Л.476.
[12]Там же. Л.477.
[13]Там же. Л.501.
[14]ГАЧО. Ф.И-221. Оп.1. Д.21.
[15]Там же.
[16]Там же.
[17]Там же.
[18]Там же.
 
 
*
 
Источник публикации: Шуклина Н.Я. Поляки - строители Транссиба: (К.Я.Михайловский и В.-И.Роецкий) // Исторические чтения: Материалы науч. конференций «Неизвестный Челябинск» (1994), «Церковь и религия на Урале» (1995) / Центр историко-культурного наследия города Челябинска. - Челябинск, 1996. - С.17-25. - Библиогр.: в примеч., с.25. || Шифр ГПНТБ СО РАН: Г97-2517 N 2 кх
*Об авторе публикации см.: Николаева Е. Хранительница / Евгения Николаева // Гудок. - 2004. - 15 апреля (с портр.).]
Храм
 
Публикации по истории
основания г. Новосибирска
 
Уголок Уголок
[Главная | История Новосибирска | Этапы развития | Библиография | Конспект | Гарин-Михайловский | Поиск]
Пожелания и письма: www@prometeus.nsc.ru
© 1997-2017 Отделение ГПНТБ СО РАН (Новосибирск, Россия)
Статистика доступов: архив | текущая статистика

Документ изменен: Thu May 23 16:16:04 2013. Размер: 31,768 bytes.
Посещение N 6810 с 08.10.1998